Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Охрана труда arrow Танки во Второй Мировой войне

Танкостроение в Германии и СССР во время Великой Отечественной Войны

Складывавшаяся на фронте обстановка уже в первые недели войны поставила танковую промышленность страны перед необходимостью значительного увеличения масштаба производства боевых машин.

24-25 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП (б) рассмотрело насущные нужды танковой промышленности. С докладом по этому вопросу выступил заместитель председателя Совнаркома СССР, Нарком тяжелого машиностроения В.А.Малышев. В принятом постановлении в качестве первоочередной ставилась задача создания мощной базы танкостроения в Поволжье и на Урале, предусматривался ряд мер, направленных на расширение выпуска танков KB, Т-34, Т-50, артиллерийских тягачей и танковых дизелей. Постановление ГКО за №1 от 1 июля было направлено на принятие конкретных мер по увеличению выпуска танков. Была увеличена программа выпуска танков KB и Т-34 на Кировском и харьковском заводах и на Сталинградском тракторном заводе (СТЗ). К производству танков Т-34 привлекался завод "Красное Сормово".

Во втором полугодии 1941 года было изготовлено 4, 8 тыс. танков. В том числе легких свыше 40%, средних 39%, остальные - тяжелые. В целом план выпуска танков удалось выполнить лишь на 61,7%. [8]

В течение 1942 года продолжалось развертывание производства танков на заводах отрасли. Быстро нарастал выпуск танков Т-34, которые изготовляли несколько заводов. Необходимые изменения в Т-34 вносились в целях упрощения конструкции танка, повышения боевых характеристик и надежности.

В тяжелый летне-осенний период 1941 года с нарастающими темпами развертывалось производство танков Т-34 на СТЗ. Одновременно завод продолжал выпуск гусеничных тракторов СТЗ-НАТИ и артиллерийских тягачей СТЗ-5. В дополнение к этому на заводе при участии харьковчан с ноября 1941 года был налажен выпуск дизелей В-2.

Снабжение завода металлом, топливом, сырьем и другими материалами, а также комплектующими изделиями было серьезно нарушено. Необходимо было срочно налаживать взаимоотношения с новыми поставщиками. В октябре 1941 года на завод прибыл заместитель наркома А.А. Горегляд, вскоре вступивший в руководство заводом на правах директора. Такая организация управления заводом была необходима в связи с тем, что СТЗ в очень тяжелый период сражений на советско-германском фронте, в период битвы за Москву, являлся единственным крупным изготовителем танков Т-34.[8]

По состоянию на 1 декабря 1941 года в действующей армии остался 1731 танк, из них легких - 1214. Поэтому значение тысячи танков, изготовленных сталинградцами во втором полугодии 1941 года, трудно переоценить.

При развертывании производства танков на востоке страны повсеместно возникали многочисленные трудности. Заводы, эвакуированные с Запада, приезжали зачастую на новые места в неполном составе. Кадровые рабочие частично были призваны в армию. Оборудование демонтировалось в спешке, не всегда удавалось погрузить все необходимое и в сохранности доставить на новое место. Размещать заводы пришлось либо на уже освоенных территориях действующих заводов, либо начиная с возведения временных и затем капитальных сооружений. При этом требовалось срочно готовить новые кадры, обучать рабочим профессиям женщин и молодежь, переучивать рабочих нужным специальностям.

Конструкторская работа над тяжелыми, средними и легкими танками продолжалась и в 1942 году. Тяжелый танк KB являлся танком прорыва, он легко преодолевал противотанковую оборону противника. Характеристики танка KB были значительно выше характеристик самых мощных немецких танков Т-III и T-IV, применявшихся в начальном периоде войны. Танк KB был неуязвим для огня большинства противотанковых средств противника, ему не причинял вреда обстрел из основного оружия немецких танков. Даже бомбежка с воздуха, кроме прямого попадания авиабомб, была ему не страшна.[8]

Но уже в 1942 году танк KB стал постепенно терять свои преимущества. На поле боя противник начал применять самоходные артиллерийские установки, вооруженные мощными пушками. Были введены подкалиберные бронебойные снаряды, значительно повысившие мощь танкового вооружения и противотанковой артиллерии. Появились артиллерийские системы с более высокой начальной скоростью снаряда.

Весной 1942 года для замены танка KB было начато проектирование нового танка, обладавшего свойствами тяжелого при массе среднего танка. Такая постановка задачи диктовалась выявившимися преимуществами танка Т-34 по сравнению с КВ. Танк Т-34 имел меньшую трудоемкость изготовления, был более транспортабелен и обладал более высокой подвижностью. По вооружению и бронезащите танк Т-34 был практически равноценным тяжелому танку КВ. В целях улучшения характеристик серийного танка без остановки производства решено было KB частично модернизировать. Так, масса корпуса машины была несколько снижена за счет уменьшения толщины бортов и снижения силуэта, кроме того, были облегчены гусеницы. Модернизировали также многие узлы и агрегаты танка. В результате масса танка уменьшилась примерно на 5 т, а скорость движения возросла с 34 до 43 км/ч. Новая модификация танка КВ-1С была оснащена усовершенствованными узлами трансмиссии и ходовой части. В контрнаступлении под Сталинградом танки КВ-1С сыграли заметную роль.[8]

Накопленный в течение 1941-1942 годов опыт боевых действий наших бронетанковых войск позволил сделать некоторые выводы. Было выявлено слабое взаимодействие в бою танков с пехотой, артиллерией и авиацией. Командиры танков плохо использовали местность для скрытого подхода к противнику, редко применяли радио для вызова огня артиллерии в ходе боя и как средство управления. Выявленные недостатки послужили основой для разработки инструкции по тактическому и оперативному использованию танковых частей Красной Армии, а также потребовали доработок конструкции танков.

В целях устранения отмеченных недостатков в конструкцию танков были внесены изменения. Так, на танке Т-34 была установлена новая радиостанция, для улучшения условий наблюдения из танка была сконструирована командирская башенка. Некоторые танки Т-34 были дополнительно вооружены огнеметом АТО-41. Радиостанции были установлены на командирских танках Т-70. Для увеличения запаса хода танков на ряд машин были установлены дополнительные наружные топливные баки.

В октябре 1942 года Государственный Комитет Обороны постановил начать работы по созданию самоходных артиллерийских установок двух типов: бронированных как средний танк Т-34, с 122-мм гаубицей, предназначенных для поддержки и сопровождения танков, и легкобронированных, с 76-мм пушкой, предназначенных для непосредственной огневой поддержки пехоты.

В конце октября 1942 года на Уралмаш приехал Ж.Я. Котин, бывший одновременно главным конструктором Кировского завода и заместителем наркома танковой промышленности. Им было принято решение за основу новой самоходной артиллерийской установки взять шасси танка Т-34 и качающуюся часть полевой дивизионной гаубицы М-30. Общую компоновку установки, получившей марку СУ-122, поручили выполнить Н.В. Курину.

На заводе в Кирове (директор К.К. Яковлев) в 1942 году была спроектирована и изготовлена самоходная артиллерийская установка СУ-12 (СУ-76), вооруженная 76-мм пушкой ЗИС-З конструкции В.Г. Грабина. В конструкции шасси были использованы в основном узлы легкого танка Т-60. Однако первая партия машин имела конструктивные недостатки, в результате чего в 1943 году в серийное производство пошла измененная модификация с перекомпонованной трансмиссией и силовым агрегатом, заимствованным от танка Т-70. Новой самоходной установке была присвоена марка СУ-76М.

В 1942 году в Поволжье, на Урале и в восточных районах страны функционировал ряд танковых, бронекорпусных и моторостроительных заводов и производств. За 1942 год танковая промышленность изготовила около 24,7 тыс. танков, в том числе опытных. В армию было передано более 24,4 тыс. боевых машин. Из этого количества 10% составляли тяжелые танки KB, свыше 50% - средние танки Т-34 и около 40% легкие танки Т-60 и Т-70. Но в танковом парке Красной Армии все еще преобладали легкие танки (более 60%).[8]

Поскольку в числе трофеев Красной Армии насчитывалось значительное число исправных и боеспособных немецких танков Т-III и T-IV, на их базе коллективом конструкторов под руководством Г.И. Каштанова были разработаны отечественные самоходные артиллерийские установки СУ-76И и СУ-122И с 76-мм пушкой и 122-мм гаубицей. Их было изготовлено.около 1,2 тыс.

Появление на советско-германском фронте в январе 1943 года первых образцов немецкого тяжелого танка "Тигр" поставило перед заводом задачу всемерно форсировать разработку нового тяжелого танка и усилить мощь его вооружения.

После битвы на Курской дуге требовалось в короткий срок усилить вооружение советских танков. Вследствие этого было принято решение разработать модификацию тяжелого танка КВ-1С путем установки на шасси танка новой башни с 85-мм пушкой. В августе 1943 года такой танк КВ-85 начал изготавливаться.

Поскольку боевые свойства танка Т-70 не могли рассматриваться так высоко, как в конце 1941 года, в 1943 году он был снят с производства. Взамен был спроектирован новый легкий танк Т-80, приспособленный к ведению боев в условиях города (угол возвышения пушки до 65 градусов). В танке было усилено бронирование бортов, днища и крыши, экипаж увеличен до трех человек. Но для установки в танк были нужны форсированные двигатели, однако в короткий срок создать их не удалось.

Новый тяжелый танк Кировского завода ИС-1 поступил в производство в конце 1943 года, а вскоре начался выпуск другого, значительно лучше вооруженного танка. Установленная в новый танк пушка Д-25Т, разработанная под руководством Ф.Ф. Петрова, была намного мощнее установленной в танк ИС-1 85-мм пушки Д-5 (дульная энергия ее в 2,7 раза больше). Это позволило окончательно закрепить превосходство советских тяжелых танков над немецкими. Новый танк получил марку ИС-2, на его башне был установлен крупнокалиберный зенитный пулемет ДШК. Уже в конце 1943 года были изготовлены первые серийные танки ИС-2, начался выпуск ИСУ-152 на шасси танка ИС с 152-мм пушкой-гаубицей.

Продолжалась модернизация танка Т-34, в частности была создана модификация Т-34-85 с новой 85мм пушкой.

Всего в 1943 году отечественная промышленность изготовила более 20 тыс. танков различного типа и 4,1 тыс. самоходных установок. Из общего количества танков около 4% были тяжелые, 79% - средние, остальные - легкие, а САУ легких 49%, средних 34% и тяжелых 17%.

В начале 1944 года все заводы, выпускавшие танки Т-34, перешли на выпуск новой модификации танка Т-34-85. В мае 1944 года была принята на вооружение еще одна модификация танка Т-34-85 с огнеметом АТО-42. К этому времени практически полностью была завершена разработка конструкции нового среднего танка Т-44. Новый танк характеризовался более мощной, чем у Т-34, броневой защитой, упрощенной формой корпуса, отсутствием люка - лаза водителя в верхнем лобовом листе, что намного повышало его снарядную стойкость. Более совершенные коробка передач и механизмы поворота, примененные в по-новому скомпонованной силовой установке с поперечным расположением двигателя, новая торсионная подвеска катков обеспечили повышение подвижности танка. Весь опыт боевого применения танка Т-34 был использован при разработке конструкции нового среднего танка. В последующем танк Т-44 неоднократно модернизировался, на его базе были созданы тягачи и инженерные машины.

Появились новые САУ с 122мм пушками ИСУ-122 и ИСУ-122-2, а также третья модификация тяжелого танка ИС-3.

В течение 1944 года танковой промышленностью было выпущено 29 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок, в том числе САУ-12 тыс.

Выпуск боевой техники в 1945 году осуществлялся по-прежнему в основном в восточных районах страны. Только Уральский танковый завод в первом квартале 1945 года дал фронту 2,1 тыс. танков Т-34-85. В мае завод рапортовал Государственному Комитету Обороны об изготовлении 35-тысячного танка.

Танковая промышленность за годы войны изготовила около 100 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок. Ведя отсчет выпуска танков со второго полугодия 1941 года и до конца первого полугодия 1945 года, советская танковая промышленность изготовила и передала на вооружение Красной Армии около 97, 7 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок.[8]

На 22 июня 1941 г. Вермахт располагал 410 исправными танками Pz.Kpfw.I, причем в танковых частях первой линии имелось только 74 машины. Еще 245 танков находились в ремонте или переоборудовании. К концу года на Восточном фронте были потеряны практически все задействованные Pz.Kpfw.I -- 428 единиц. В боевых частях они уже почти не встречались, и за весь следующий -- 1942 г. -- Красная Армия уничтожила лишь 92 Pz.Kpfw.I. В этом же году их сняли с вооружения. Оставшиеся машины переделывали в основном в транспортеры боеприпасов. Некоторое их количество использовалось в составе полицейских частей в боях с партизанами, а в Германии -- для подготовки и обучения танкистов.[11] В целом танки Т- I и Т- II не оправдали себя в войне против столь грозного соперника, как СССр и их производство вскоре было свернуто.

Средний танк PzKpfw III был первым по-настоящему боевым танком Вермахта. Он разрабатывался в качестве машины для командиров взводов, однако с 1940 до начала 1943 года был основным средним танком немецкой армии. Танки PzKpfw III различных модификаций выпускались с 1936 по 1943 год фирмами "Даймлер-Бенц", "Хеншель", MAN, "Алкетт", "Крупп", FAMO, "Вегманн", MNH и MIAG.

Боевое крещение танки PzKpfw III получили в ходе операции "Барбаросса". В 1942-1943 годах танки были перевооружены 50-мм пушкой KwK L/60. В конце лета 1940 года 168 танков версий F, G и Н были переоборудованы для движения под водой и должны были использоваться при высадке на английское побережье. Глубина погружения составляла 15м; свежий воздух подавался шлангом длиной 18 м и диаметром 20 см. Весной 1941 года опыты были продолжены уже с 3,5-м трубой - "шнорхелем". Поскольку высадка в Англию не состоялась, некоторое количество таких танков из состава 18-й танковой дивизии 22 июня 1941 года преодолело по дну Западный Буг.[11]

PzKpfw III использовались на всех театрах военных действий - от Восточного фронта до африканской пустыни, повсюду пользуясь любовью немецких танкистов. Удобства, созданные для работы экипажа, можно было считать образцом для подражания. Их не имел ни один советский, английский или американский танк того времени. Прекрасные приборы наблюдения и прицеливания позволяли "тройке" успешно бороться с более мощными Т-34, KB и "Матильдами" в тех случаях, когда последние не успевали его обнаружить. Трофейные PzKpfw III были в Красной Армии излюбленными командирскими машинами как раз в силу вышеперечисленных причин: комфорт, отличная оптика плюс прекрасная радиостанция. Впрочем, они, как и другие немецкие танки, с успехом использовались советскими танкистами и по прямому, боевому, назначению. Существовали целые батальоны, вооруженные трофейными танками.

Производство танков PzKpfw III было прекращено в 1943 году, после выпуска примерно 6000 машин. В дальнейшем продолжалось лишь производство САУ на их базе.

Гитлер, назначив себя в декабре 1941 г. главнокомандующим сухопутными силами, стал усиленно заниматься вопросами технического оснащения армии. Особый интерес он проявлял к бронетанковым войскам.

К этому моменту выяснилось превосходство советского танка Т-34 над немецкими машинами. Предложения офицеров-фронтовиков выпускать точно такие же танки, как Т-34, для выправления в наикратчайший срок чрезвычайно неблагоприятного положения германских бронетанковых сил не встретили у конструкторов никакой поддержки. Конструкторов смущало, между прочим, не отвращение к подражанию, а невозможность выпуска с требуемой быстротой важнейших деталей Т-34, особенно алюминиевого дизельного мотора. Кроме того, легированная сталь, качество которой снижалось отсутствием необходимого сырья, также уступала легированной стали русских.[10]

Было решено восполнить этот недостаток следующим образом: выпустить ранее разработанную конструкцию танка "тигр" весом почти в 60 т и, кроме того, сконструировать более легкий тип танка весом в 35- 45 т, который впоследствии окрестили "пантерой". 23 января 1942 г. проект этого танка был представлен Гитлеру.

В мае 1942 г. Гитлер одобрил конструкцию танка "пантера", предложенную фирмой МАН, и сделал заказ на специальные железнодорожные платформы для транспортировки сверхтяжелых танков. Производство артиллерийских самоходных установок должно было достичь 100 штук в месяц, танков T-III - 190 штук.

В докладе от 23 июня 1942 г. указывалось, что на май 1943 г. запланировано следующее производство боевых машин:

Бронеавтомобилей на основе старого танка T-II - 131 шт. Танков "пантера" - 250 шт. Танков "тигр" - 265 шт.

В августе 1942 г. Гитлер потребовал доложить ему соображения, в какие сроки можно установить на танке "тигр" длинноствольную 88-мм пушку, которая пробивала бы броню толщиной в 200 мм. Поступающие в ремонт танки Т-IV он приказал вооружить длинноствольными пушками, стремясь тем самым повысить их мощность.

В сентябре 1942 г. был составлен новый план выпуска танков и самоходных орудий, согласно которому к весне 1944 г. должен быть достигнут следующий уровень ежемесячного производства:

Легких разведывательных танков "леопард - 150 шт. Танков "пантера" - 600 шт. Танков "тигр" - 50 шт.

Всего танков - 800 шт. Штурмовых самоходных орудий - 300 шт. Легких самоходных орудий - 150 шт. Тяжелых самоходных орудий - 130 шт. Сверхтяжелых самоходных орудий - 20 шт.

Всего самоходных орудий - 600 шт. [10]

Чтобы не очень сокращать выпуск танков, был издан приказ, по которому самоходные орудия должны производиться не из улучшенных сортов стали. Но, несмотря на такое решение, было ясно, что центр тяжести в промышленности начали переносить, что было очень рискованно, с производства танков на производство самоходных орудий, т. е. с наступления на оборону, точнее, на оборону недостаточными средствами, так как уже в то время с фронта стали поступать жалобы, что самоходные орудия, смонтированные на шасси T-II и 38-тонного чешского танка, не соответствуют требованиям войны.

В сентябре обсуждение этих вопросов велось уже под впечатлением тяжелых боев в районе Сталинграда и в самом городе. Начались размышления об улучшении конструкции штурмовых самоходных орудий с учетом использования длинноствольной 75-мм пушки L-70 и утолщения лобовой брони до 100 мм. Следовало установить тяжелые пехотные орудия на танках Т-IV или на штурмовых самоходных орудиях. Необходимо было внести изменения в конструкцию уже находившегося в производстве танка "тигр" фирмы Порше, чтобы создать на его основе штурмовое самоходное орудие с длинноствольной 80-мм пушкой, имеющей лобовую броню толщиной в 200 мм.

Эти непрерывные приказы, требующие конструктивных изменений в процессе производства боевых машин, а тем самым и создания бесчисленного множества различных типов с большим числом запасных частей, были крупной ошибкой. Все это приводило к тому, что ремонт танков в полевых условиях становился неразрешимой проблемой.[10]

В октябре выпуск танков еще больше сократился за счет увеличения выпуска штурмовых самоходных орудий. Было приказано выпускать штурмовые самоходные орудия на базе танка T-IV с длинноствольной 75-мм пушкой L-70 и на базе танка "пантера" с длинноствольной 88-мм пушкой L-71. Кроме того, 40-60 тяжелых пехотных орудий установили на шасси танка T-IV. Гитлер думал поставить на базу танка T-IV мортиры с укороченными стволами, которые стреляли бы фугасными гранатами. Все эти конструкции были интересными, но в итоге получалось, что все они существовали за счет выпуска единственного в то время немецкого боевого танка T-IV, производство которого в октябре впервые достигло такой весьма скромной цифры, как 100 единиц.[10]

Средний танк PzKpfw IV - самый массовый танк Вермахта. Единственный немецкий танк, который находился в серийном производстве всю Вторую Мировую войну. Разработан фирмой “Krupp” как танк для командиров танковых батальонов. С 1937 по 1945 г. изготовлено свыше 8 тыс. 700 единиц. Танки этой марки выпускались в 10 модификациях.

Производство танков T-III было полностью прекращено; вместо них начали выпускать штурмовые самоходные орудия. Выпуск этих орудий должен был достигнуть до июня 1943 г. 220 штук в месяц, причем на 24 из них должны были устанавливаться легкие полевые гаубицы. Вооружение их этим орудием с небольшой начальной скоростью снаряда и с очень крутой траекторией отвечало, правда, требованиям боя пехоты, но значительно ослабляло мощь противотанковой обороны.

Обращение Гитлера "Ко всем работникам танкостроения" от 22 января 1943 г., а также новые полномочия на расширение программы производства танков, предоставленные министру Шпееру, свидетельствовали обо все растущей тревоге в связи с понижающейся боевой мощью германских бронетанковых войск перед лицом постоянно увеличивающегося серийного производства старого, но прекрасного русского танка Т-34.[10]

Наконец, в обсуждение все ухудшающегося положения на танковом фронте вмешался генеральный штаб, который потребовал отказаться от производства всех типов танков, за исключением танка "тигр" и танка "пантера", еще не готового к серийному производству. Гитлера склонили согласиться с этим предложением; министерство вооружения и боеприпасов также приветствовало вызванное этим упрощение производства. Эта группа новаторов не обдумала лишь одного, что с прекращением производства танков T-IV германские сухопутные войска должны ограничиваться 25 танками "тигр", выпускаемыми ежемесячно. Следствием этого могло бы быть полное уничтожение германских сухопутных войск за очень короткий срок.[10] Однако, благодаря оперативному вмешательству специалистов, удалось предотвратить прекращение производства T-IV, этот танк производился до конца войны.

Танк Pz.Kpfw.V “Пантера” стал наиболее известным германским танком Второй Мировой Войны.

Первая серийная “Пантера” покинула заводской цех фирмы “MAN” 11 января 1943 г. Танки “нулевой” серии (20 единиц) получили обозначение Ausf.А. Они не имели ничего общего с одноименными машинами, выпускавшимися с сентября 1943 г. Характерной особенностью первых серийных “Пантер” была командирская башенка с выступом на левом борту башни и однокамерный дульный тормоз пушки. Танки оснащались двигателями Maybach ML 210 Р45 и имели лобовую броню толщиной 60 мм. Их использовали только в тылу для подготовки экипажей.

Первую партию Pz.Kpfw.V “Пантера” планировалось изготовить к 12 мая 1943 г. -- дату выбрали не случайно, 15 мая должно было начаться немецкое наступление под Курском -- операция “Цитадель”. Однако в течение февраля и марта большую часть из 77 изготовленных танков военные не приняли, в апреле же вообще не приняли ни одного. В связи с этим сроки наступления перенесли на конец июня. К концу мая Вермахт получил долгожданные 324 “Пантеры”, что позволило укомплектовать ими 10-ю танковую бригаду. Но возникшие проблемы с освоением танкистами сложного бинокулярного прицела TZF 12 и желание ввести в строй еще 98 танков, выпущенных в июне, заставили передвинуть дату начала наступления с 25 июня на 5 июля. Так трудности с производством и освоением в войсках первых “Пантер” повлияли на сроки летнего наступления на Восточном фронте в 1943 г.[11]

В операции “Цитадель” приняли участие 196 танков. Боевой дебют их не был удачным - только по техническим причинам из строя вышли 162 “Пантеры”. Из-за нехватки тягачей немцам удалось эвакуировать лишь небольшое число танков, 127 машин остались на территории, занятой Красной Армией, и оказались потерянными безвозвратно.

Еще в конце 30-х гг. германские фирмы «Крупп», «Рейнметалл-Борзг» и «Хеншель» построили несколько тяжелых танков, именовавшихся в целях секретности «большими тракторами» ( Grosstraktoren ). Впоследствии командование вермахта не проявило особой заинтересованности в создании тяжелых танков.

Неспешные темпы разработки этих танков были нарушены в мае 1941 г., когда Гитлер потребовал к 20 апреля (то есть к дню своего рождения) 1942 г. создать тяжелый танк, способный противостоять тяжелым танкам, имеющимся, по его сведениям, у английской (!) армии. О наличии у Красной Армии танков КВ-1 и КВ-2 фюрер еще не был информирован, хотя до вторжения в СССР оставалось несколько недель! [11]

По заданию Управления вооружений проекты тяжелого танка представили фирмы «Порше» и «Хеншель». Проект фирмы «Порше» VK 4501(Р) был разработан ее главным конструктором и владельцем профессором Ф. Порше и предусматривал создание танка весом 58 т с принципиально новой электрической силовой передачей. На проводившихся с 20 апреля 1942 г. полигонных испытаниях этот танк уступил своему конкуренту -- боевой машине VK .4501 ( HI ) фирмы «Хеншель» (главный конструктор -- Э. Адерс). Этот танк получил стандартное обозначение Pz. Kpfw. VI «Тигр» ( Sd . Kfz . 181) и в июле 1942 г. запущен в серию. В период с августа 1942 г. по май 1943 г. со сборочных линий фирмы «Хеншель» сошли первые 285 танков этого типа. До окончания серийного производства «Тигра» в июле 1944 г. было выпущено 1355 машин из 1376 заказанных. Созданный в течение всего 12 месяцев, танк Pz. Kpfw. VI представлял собой чрезвычайно тяжелую и громоздкую машину. Его было трудно перевозить - танк из-за большой ширины траков (725 мм) не вписывался в железнодорожные габариты, и его приходилось «переобувать» в гусеницы шириной 520мм. [11]

При передислокации подразделений «Тигров» возникла еще одна проблема: большинство мостов на территории СССР не выдерживало машины весом 57 т. Поэтому танки должны были преодолевать водные преграды по дну, используя для этого специальное оборудование.

Наиболее совершенным в конструкции танка являлось, пожалуй, его вооружение. В башне была установлена 88-мм пушка KwK 36, разработанная на базе зенитного орудия Flak 18.

Первое боевое крещение Pz. Kpfw. VI состоялось в октябре 1942 г. и оказалось крайне неудачным: несколько танков было подбито, один захвачен советскими войсками и тщательно изучен. Следствием этого стало ускорение создания танков ИС-2 и Т-34-85, а также разработка методов борьбы с новыми танками.

Кроме описанной выше единственной стандартной модификации Pz. Kpfw. VI Ausf. E с 1943 г. выпускался разработанный на его базе командирский танк с более мощными средствами связи. Танки Pz. Kpfw. VI «Тигр» поступали на вооружение отдельных тяжелых танковых батальонов и танковых полков некоторых танковых дивизий. По нескольку экземпляров таких танков использовалось также в вооруженных силах Венгрии и Италии. По состоянию на 1 марта 1945 г. фронтовые части вермахта и войск СС имели в своем составе 142 танка Pz. Kpfw. VI Ausf. E (включая 31 командирский танк). В армии резерва числились еще 43 машины, из них 5 -- учебные.

В силу особой привязанности фюрера к САУ, их было разработано в Германии великое множество, хотя большинство из них базировались на имеющихся танковых платформах. Естественно, это приводило к уменьшению производства самих танков, снижению общей мобильности армии. Также слишком большое разнообразие затрудняло ремонт машин.

Одной из лучших немецких самоходок во время войны являлась САУ «Hetzer». В 1943 году генерал-полковник Хайнц Гудериан приказал начать работу над новым типом самоходного истребителя танков, простым и дешевым в производстве. Немецкой армии на этот раз требовалась специально спроектированная новый истребитель танков, но в его конструкции должны были широко использоваться узлы и агрегаты от уже хорошо освоенных серийных танков.

К 17 декабря 1943 года проектные работы были успешно завершены и деревянные модели новых вариантов машины были представлены Управлению Вооружений Сухопутных Войск. В качестве вооружения для САУ “Hetzer” была утверждена 75-мм самоходная противотанковая пушка PaK-39/2 с длиной ствола 48 калибров. Это была простая и неприхотливая машина, отлично приспособленная для массового производства, и она превосходно справлялась со своими боевыми задачами.

Германское танкостроение во время войны проиграло советскому. В качестве причины можно назвать несоответствие имеющихся ресурсов заявленным амбициям, а также слишком большое количество модификаций, затруднявшее как серийное производство, так и обслуживание.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Танки во Второй Мировой войне