Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Основы языкознания

Этапы развития языкознания

В своем развитии языкознание прошло два этапа: а) донаучный (примерно с IV в. до н.э. по XVIII в.), когда языкознание не осознавалось еще как самостоятельная наука и существовало в рамках филологии; б) научный этап, начавшийся с XIX в., когда языкознание выделилось в самостоятельную науку, с собственным предметом, отличным от предметов других наук.

1)Становление и развитие филологии. Филологические знания как обособленный вид деятельности и профессиональных занятий сложились в эллинистическую эпоху, к концу IV в. до н. э. К этому времени высшая точка подъема греческой культуры (V в. до н.э., так называемое «греческое чудо», «золотой век» древнегреческой литературы, философии, искусства) была уже позади, и новые поколения принуждены были жить преимущественно великим культурным наследством прошлого. Одним из наиболее влиятельных центров, сосредоточивших в себе собирание и изучение памятников древней греческой письменности, стала Александрия египетская. Здесь образовалась одна из громаднейших библиотек древнего мира, насчитывавшая до полумиллиона книг и рукописей.

В чисто практической обстановке работы над рукописями александрийской библиотеки на протяжении нескольких поколений в среде александрийских библиотекарей создалась богатая, блестящая филологическая традиция. Многие ее представители успели широко прославиться еще при жизни своей громадной ученостью, искусством обращаться с рукописями, авторитетностью комментария. Таковы имена деятелей III -- II вв. до н. э. Каллимаха, Зенодота, Эратосфена Филолога (так он сам величал себя, желая подчеркнуть этим свою славу, как необыкновенного эрудита), Аристофана Византийца, Аристарха Самофракийского, деятельность которого (222 -- 150 гг. до н. э.) составляет время высшего расцвета александрийской филологии, и др.

Александрийцы никогда не называли свою деятельность именем науки, ерйуфЮмз, они называли ее искусством, фЭчнз, а именно Ю гсбммбфйкЮ фЭчнз, то есть «грамматическим искусством», а самих себя соответственно -- «грамматиками». Александрийцы понимали грамматику в очень широком смысле как искусство, относящееся ко всему написанному и составляющему известный итог, свод всего известного людям. ТЬ гсЬммбфб в буквальном латинском переводе -- litterae, означает буквы, а отсюда -- написанное, письменность, литература. Одно из дошедших до нас и, по-видимому, широко в свое время известных определений грамматики, принадлежит Дионисию Фракийцу (ок. 170 -- 90 гг. до н. э.); он понимает под «грамматическим искусством» «осведомленность в большей части того, о чем говорится у поэтов и прозаиков». Самое содержание грамматического искусства по тому же определению, складывалось из четырех частей или «умений»: а) бнбгнщуфйкьн, recitatia, прочтение -- умение прочесть произведение в соответствии с правилами просодии, выразительности; б) дЯпс ию фйкьн, recensio, исправление--умение исправить погрешности в тексте произведения; в) еозгзфйкьн, interpretatio, истолкование -- умение объяснить в нем все требующее комментария; г) ксйфйкьн, judicium, суждение -- умение дать ему надлежащую эстетическую оценку, разумеется, по канонам того времени. Для выполнения этих обязанностей грамматик располагал соответствующими орудиями -- opyavos: a) знанием языка, б) метрики и в) реалий (т.е. самих вещей, соответствующих употребленным в рукописи словам). Как видим, это еще очень широкое понимание грамматики, но постепенно в его рамках складывается и более узкое, толкующее грамматику как «искусство правильно читать и писать». В первых александрийских «грамматиках» уже отчетливо выделяются три отдела: а) учение о «буквах», или о звуках (поскольку «звук» и «буква» еще четко не различались, это были правила «чтения» рукописей); б) учение о словах, или о «частях речи»; в) учение о «сочинении слов». Эти три части соответствуют фонетике, морфологии и синтаксису в современных грамматиках.

Эти идеи из Александрии и других эллинистических центров были перенесены в Рим (первоначальным насадителем филологии в Риме был Кратес из Маллоса); она подспудно продолжала жить в течение Средних веков в очагах монастырской культуры, зажила новой жизнью после Возрождения и в конце концов была передана новому времени в виде мощной традиции классической филологии, то есть филологии, обращенной к памятникам Греции и Рима.

  • 2)В эпоху Возрождения начинается процесс разложения филологии. Связано это было с целым рядом обстоятельств. Во-первых, с развитием торговли и мореплавания, с великими географическими открытиями, в поле зрения европейцев попадает множество новых языков, существенно отличающихся от языков классических (греческого и латыни); необходимость изучения этих новых языков потребовала других приемов и навыков, отличающихся от тех, которые сформировались в рамках классической филологии; это способствовало постепенному обособлению грамматики от других отраслей филологического знания. Во-вторых, с завершением эпохи феодальной раздробленности и обособленности, с созданием централизованных государств, у европейцев формируется национальное самосознание, растет интерес к собственным национальным языкам и культурам. В результате возникают «национальные филологии», в чем-то отличающиеся от классической (греко-римской) филологии и по задачам, отчасти и по методам. Многие европейские языки (напр., германские, славянские) существенно отличались от латыни, и поэтому требовали иных подходов к их изучению. В-третьих, запас всевозможных материалов и сведений, накоплявшихся по мере успехов филологии, становился настолько большим, что неизбежно вызывал дифференциацию труда. Все более трудной должна была становиться задача объяснения памятника во всех отношениях сразу, и при том -- памятника любого характера. На этой почве возникало расчленение прежнего типа образованности, то есть образованности общего энциклопедического характера, на отдельные специальные области. Так, одни филологи имели преимущественно дело с текстами поэтическими, другие -- с текстами прозаическими, одни -- с рукописными, другие -- с нанесенными на твердую поверхность -- с надписями; одни филологи специализировались на обработке памятников со стороны языка или метрики, другие -- со стороны реалий, и т. д. А так как филология всегда имела дело с памятниками прошлого, т.е. с материалом исторического характера, то рядом с филологией возникла наука истории, обращенная уже не столько к памятникам, сколько непосредственно к самой действительности: для историка памятник становится не целью, а средством, источником познания прошлого. Всё вместе взятое явилось причиной глубокого кризиса старинной филологической традиции, особенно сильно сказавшегося в первой половине XIX в., но исподволь назревавшего уже и ранее.
  • 3)Выделение языкознания в самостоятельную науку. Однако подлинный переворот в языкознании был вызван открытием санскрита (древнеиндийского языка) в конце XVIII в. Английский исследователь Вильям Джоунз (1746-1794), изучив древнеиндийские рукописи, пришел к выводу о родстве санскрита с греческим, латинским и др. европейскими языками. Он сделал предположение, что все эти языки восходят к одному общему несохранившемуся языку-предку, который позднее получил название праиндоевропейский язык. Труды Расмуса Раска (Дания), Франца Боппа, Якоба Гимма (Германия), А. Х. Востокова (Россия) и др. положили основание первому научному методу языкознания - сравнительно-историческому методу. Оказалось, что греческий и латинский языки -- это, в сущности, лишь два отдельные острова в громадном архипелаге индоевропейского языкового мира, притом значительно уступающие санскриту по своему значению для целей реконструкции индоевропейского языка, которая стала основной целью новой науки.

Представителями классической филологии новое направление в изучении языка, так называемое сравнительное (или сравнительно-историческое) языкознание было встречено большей частью или враждебно, или с недоумением. В свою очередь и для сравнительно-исторического языковедения было характерно стремление резко оттолкнуться от старинной филологической традиции изучения языка, совершенно с ней порвать, что было вполне естественно, так как эта традиция мешала новой науке завоевать самостоятельное положение. Показательны в этом отношении рассуждения о соотношении языкознания и филологии крупнейшего представителя сравнительно-исторического языкознания XIX в. Августа Шлейхера. Объектом филологии, по Шлейхеру, является духовная жизнь народов, как она представлена в текстах, а объектом языкознания является только язык. Для языкознания безразлично, насколько значителен по своему духу народ, говорящий на данном языке, имеется ли у народа история, литература или он никогда не имел письменности. Литература для языкознания имеет значение лишь как удобный вспомогательный материал для понимания языков и прежде всего потому, что из нее можно извлечь сведения о минувших языковых эпохах, о прежних языковых формах. В языкознании язык - самоцель, в филологии же язык служит средством. Языковед - естествоиспытатель. Он относится к языкам так же, как, например, ботаник к растениям. Ботаник должен рассматривать все растительные организмы, он должен изучать законы их строения, законы развития. Что же касается использования растительности, представляют ли эти растения ценность с практической и эстетической точки зрения или лишены ее, - это для ботаника безразлично. Самая красивая роза так же привлекает внимание ботаника, как какой-нибудь невзрачный сорняк. Филолог же подобен садовнику. Он разводит только определенные растения, имеющие значения для человека. Для него существеннее всего практическая ценность растения, красота его формы, окраски, аромат и т. п. Растение, которое ни на что не годится, не привлечет внимания садовника, а такие растения, как сорняки, вызывают даже его неприязнь, независимо от того, являются ли они важными представителями растительных форм или нет.

Но новая наука появилась не вместо старой, поскольку традиционные филологические занятия по языку и стилю отдельных авторов, жанров письменности и т.п. с ее развитием не прекратились, и практическая потребность в таких занятиях не перестала существовать. Однако с течением времени и «классики» принуждены были принять участие в новом научном движении своими, уже собственно лингвистическими, трудами по греческому и латинскому языкам. Лингвистика здесь многим была обязана Георгу Курциусу (1820 --1885), который одним из первых представителей классической филологии признал сравнительное языковедение и дал основополагающие образцы собственно лингвистической работы по греческому языку (ср. его речь «Philologie und Sprachwissenschaft», 1861). Тем самым и успехи сравнительного языковедения были с большой пользой применены к филологической работе над текстами.

  • 4)Соссюрианство и структурализм. На рубеже XIX-XX вв. в языкознании появляется целый ряд научных школ, общей особенностью которых становится воинствующий антифилологизм. Особенно характерны в этом отношении лингвистические взгляды Фердинанда де Соссюра (1857-1913), основателя Женевской школы. В своем «Курсе общей лингвистики» он формулирует задачу языкознания: «Единственным и истинным предметом лингвистики является язык, рассматриваемый в самом себе и для себя». Соссюр принижает значение сравнительно-исторического языкознания, так как оно, по его мнению, изучает не язык как систему, а лишь разрозненные изменения. Далее, он утверждает, что для языковеда нет никакой необходимости изучать историю народа, говорящего на языке, его литературу, культуру: «Вообще говоря, нет никакой необходимости знать условия, в которых развивался тот или иной язык. В отношении некоторых наречий, каковы, например, авестийский язык (зенд) и старославянский, в точности даже не известно, какие народы на них говорили, но неведение это нисколько не мешает нам изучать их изнутри». «Языковед» при этом опять противопоставляется «филологу». Соссюр стал предтечей и духовным отцом мощного направления в языкознании ХХ в. - структурализма, провозгласившего основной целью лингвистики изучение языка как имманентной (самодостаточной, независимой) системы знаков. В конечном итоге такой подход к языку вел к дегуманизации языкознания.
  • 5)Предпосылки нового синтеза языкознания и филологии. С середины и второй половины ХХ в. и языковеды, и литературоведы активно заговорили о необходимости новой интеграции наук. Стало ясно, что язык нельзя изучать в изоляции от других культурных и общественных явлений: такое изучение неизбежно будет неполным и исказит наши представления о языке. Язык можно и должно изучать не только вообще, строго грамматически, но также и в конкретных условиях его исторического бытия и развития. А как только ставится этот вопрос о конкретных исторических условиях жизни языка, так непременно возникает и вопрос о связи языка с ближайшими к нему областями культуры. Язык тогда предстает взору исследователя уже не только как имманентная система знаков, обслуживающая потребности мышления и социального общения, а как та или иная совокупность речевых актов, текстов разных жанров и стилей, то есть практических применений данной системы, возникающих в определенной человеческой среде, в определенное время, ради конкретных практических интересов -- бытовых, литературных, художественных и т. д. Возникает необходимость изучать язык в конкретных культурно-исторических условиях его роста и развития. Между тем такой подход к изучению языка был характерен именно для традиционной филологии. Языкознание, обогатившись новыми методами, должно вновь вернуться в круг филологических дисциплин. В свою очередь, и другие филологические дисциплины (в особенности литературоведение) обогатились, позаимствовав у языкознания новые (структурные) методы анализа.

Итак, языкознание является отраслью филологии. Все филологические дисциплины объединяет то, что они имеют общий объект изучения - тексты. Предмет же у каждой филологической дисциплины свой, особенный. Предметом языкознания является язык, однако, поскольку язык дан нам как объект наблюдения и изучения только в текстах, устных и письменных, то языкознание неизбежно входит в круг филологических дисциплин, использует данные, получаемые другими филологическими дисциплинами, и само, в свою очередь, помогает другим филологическим дисциплинам в изучении текстов.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Основы языкознания