Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Основы языкознания

Язык и мышление

Из сказанного ясно, что коммуникативисты и менталисты по-разному решают вопрос о соотношении языка и мышления.

  • 1) Коммуникативисты считают, что мышление возможно и без языка (доязыковое и внеязыковое мышление), и если бы у древнейшего человека не возникло потребности передать свою мысль другому, то не возник бы и человеческий язык. Значит, язык возник из коммуникативной потребности. Этой точки зрения придерживались, напр., греч. философ Демокрит, и др. Разделяли ее и некоторые лингвисты: Ф. де Соссюр, Ж. Вандриес, Б. А. Серебренников и др. Ср. высказывание Ж. Вандриеса о том, что язык «возник в тот день, когда люди испытали потребность общения между собой». Сходных взглядов придерживался советский психолог Лев Семенович Выготский (1896-1934), считавший, что мышление и речь - генетически различные явления: «В опытах Кёлера мы имеем совершенно ясное доказательство того, что зачатки интеллекта, т.е. мышления в собственном смысле слова, появляются у животных независимо от развития речи и вовсе не связаны с ее успехами. Изобретение обезьян, выражающееся в изготовлении и употреблении орудий и в применении обходных путей в решении задач, составляет несомненно первичную фазу в развитии мышления, но фазу доречевую». И далее делается вывод: «Отношения мышления и речи можно было бы схематически обозначить двумя пересекающимися окружностями, которые показали бы, что известная часть процессов речи и мышления совпадает. Это - так называемая сфера «речевого мышления». Но это речевое мышление не исчерпывает ни всех форм мысли, ни всех форм речи».
  • 2)Менталисты отрицают возможность мышления без языка: даже когда мы мыслим для себя и «про себя», мы как бы проговариваем мысли. Мышление - это не что иное, как свернутая речь. В таком случае язык возник одновременно с мышлением, как орудие мышления, как средство, помогающее человеку в его мыслительной деятельности. Такое понимание сущности языка характерно для немецких языковедов Августа Шлейхера (1821-1868), Хеймана Штейнталя (1823-1899) и нек. др. Ср. напр., у Шлейхера: «Язык так же необходим для мышления, как тело для духа; только посредством языка можно мыслить». Эта же точка зрения была высказана классиками марксизма. Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии» писали о том, что «язык есть непосредственная действительность мысли». Иначе говоря, мыслью можно назвать только то, что существует в языковой форме. И. В. Сталин в работе «Марксизм и вопросы языкознания» (1950) с присущей ему категоричностью формулировал это так: «Говорят, что мысли возникают в голове человека до того, как они будут высказаны в речи, возникают без языкового материала, без языковой оболочки, так сказать, в оголенном виде. Но это совершенно неверно… Оголенных мыслей, свободных от языкового материала, свободных от языковой «природной материи» - не существует».

При таком подходе нуждается в объяснении, почему мышление столь тесно связано с общением - с языком, почему возникновение мышления и языка - взаимообусловленные процессы. Объяснение этому необходимо искать в особенностях первобытного мышления. По мнению ряда ученых, занимавшихся проблемами первобытного мышления, первобытное мышление не было индивидуальным, личным процессом, оно было коллективным. Согласно построениям Бориса Федоровича Поршнева, на ранних этапах становления человеку был присущ особый тип мышления -- пралогический. Это мышление, но совсем другого типа, оно еще не носит индивидуального характера, индивид еще не мыслит себя вне своего коллектива, не отделяет себя от него, его мысль еще не подчиняется законам нашей логики, построенной на мышлении отдельного человека. Это мышление было наглядно-действенным и происходило на глазах у всего коллектива. Наши обезьяноподобные предки всем стадом совершали определенные действия над предметами природы: раскалывали камнем орехи, сбивали палкой бананы с пальмы и т. п., обмениваясь при этом примитивными звуковыми сигналами. Первобытные люди всегда мыслили вслух, т. е. они не только коллективно трудились, но и коллективно мыслили, они не умели мыслить «про себя». Мышление и общение, таким образом, были не разными процессами, а одним и тем же процессом. Так в самом зародыше «язык» и «мысль» изначально были неразрывны. Не случайно славянское мысль ученые сближают с греческим мхипт - речь, мхиепмбй - говорю, беседую, обдумываю, персидским moye - жалоба и др. - т. е. мыслить - это одновременно и думать, и говорить. То же следует сказать и о слове сознание (калька греч. ухнейдзуйт и лат. consсientia). Со-знанние - это «совместное знание» (ср.: сочувствие, соболезнование, соотечественник, сокурсник, сообщник и др.). То же происхождение имеет и слово совесть: со- ведание, совместное ведение, знание. И только постепенно, в результате длительной эволюции человечества, мышление, сознание, совесть из коллективных становятся индивидуальными.

3)Есть, наконец, точка зрения, разграничивающая сознание и мышление и на основании такого разграничения иначе интерпретирующая связь языка с сознанием и с мышлением. Сознание - это высшая форма отражения действительности в идеальных образах; это свойство, присущее только человеку, его мозгу; Мышление - это процесс, деятельность, направленная на познание действительности; мышление может быть свойственно не только человеку, но и высшим животным. При таком подходе сознание может быть только языковым, мышление же возможно и без языка - так называемое наглядно-действенное мышление и др. его разновидности. Такое мышление могло быть присуще и нашим обезьяноподобным предкам (антропоидам) - его называют доязыковым мышлением. Так, А. А. Потебня в работе «Мысль и язык» (1862) говорит о том, что «слово возможно только тогда, когда мысль достигла совершенства уже и без него»; и в то же время Потебня утверждает, что если принять «дух» в смысле «сознательной умственной деятельности, предполагающей понятия, которые образуются только посредством слова, мы увидим, что дух без языка невозможен, потому что сам образуется при помощи языка, и язык в нем есть первое по времени событие». Языковое мышление - это новая, качественно более высокая форма мышления; это осознанное мышление с помощью понятий, суждений, умозаключений; такое мышление присуще только человеку. Сознание и язык возникают тогда, когда доязыкового мышления антропоидам оказалось почему-то недостаточно для их жизнедеятельности. В известном смысле третья точка зрения не противоречит второй: вся суть разногласий сводится к тому, можно ли называть «доязыковое мышление» «мышлением», или же перед нами явление более низкого условно-рефлекторного порядка. При таком подходе между мышлением и языком существует диалектическое противоречие: с одной стороны, мысль, подлинно человеческое мышление не может развиться без языка; с другой стороны, язык является «оковами» для мысли, и мышление, постоянно совершенствуясь, движет вперед развитие языка, потому что наличных языковых средств постоянно оказывается недостаточно для выражения всё новых и новых, более сложных мыслей.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Основы языкознания