Социально-экономический и общественно-политический строй Дальневосточной республики

Сегодня, когда в историографии происходит определенная переоценка ценностей, все более утверждается взгляд на ДВР как на демократическое государство, где господствовала революционная диктатура народа. Ученые-правоведы Ю. Н. Гавло, Т. И. Исаева, Л. С. Клер, В. В. Сонин убедительно обосновали этот вывод. Они показали, как в процессе строительства «буфера» происходило формирование государства, в котором утверждались демократия, народовластие и верховенство закона. В ДВР сохранялся институт частной собственности, не проводилась национализация крупной промышленности. Лишь отдельные предприятия были принудительно изъяты в собственность государства за выкуп. Были конфискованы предприятия врагов народа, участвующих в борьбе против республики.

В отличие от РСФСР государственный сектор в ДВР не занимал командных высот в экономике. Частный капитал сохранял довольно прочные позиции в экономике «буфера» в условиях отсутствия монополии внешней торговли, отказа от национализации банков, развития аренды государственной земли частниками. Недра земли в республике были национализированы, но разрешалась добыча полезных ископаемых на правах аренды и концессий как общественными организациями, акционерными обществами, так и частными лицами и трудовыми артелями. По сути, в Дальневосточной республике функционировала рыночная экономика. Здесь, была проведена денежная реформа и введен рубль на основе золотого стандарта. Этот опыт был использован Советской Россией при проведении нэпа.

Государство в ДВР регулировало социальные отношения путем социального обеспечения трудящихся, социального страхования. Был установлен прожиточный минимум. Закон регулировал порядок выдачи заработной платы, охраны труда и проведения забастовок. Законодательство республики охраняло все виды собственности.

Земля в Дальневосточной республике была национализирована, однако у зажиточных крестьян, старожилов и казаков остались значительные земельные наделы. Уравнительного перераспределения земли проведено не было. Комбедов на Дальнем Востоке не существовало. Безземельные и малоземельные крестьяне наделялись землей из государственного запасного фонда. Конечно, аграрные противореччя сохранялись, но их разрешение было отложено до окончания гражданской войны. Беднота вынуждена была арендовать землю у богатых односельчан. Сохранялось применение наемного труда. Еще 15 ноября 1920 г. А. М. Краснощеков в разговоре по прямому проводу с В. И. Лениным высказался против введения продразверстки на Дальнем Востоке, считая, что это может привести к восстанию партизан и возвращению японских интервентов. В ДВР практиковался главным образом натуральный подоходный налог.

Государство в Дальневосточной республике не преследовало задач построения социализма, а имело целью ликвидацию внутренней и внешней контрреволюции.

В «буферном» государстве существовали общедемократические политические институты: многопартийность, всеобщее избирательное право с пропорциональной системой представительства и т. д. Центральные органы государственной власти (Народное собрание, правительство и Совет министров) соединяли в себе черты высших органов социалистического и буржуазно-демократического государства. В ДВР существовал институт областных эмиссаров для наблюдения и контроля за исполнением местными органами власти законов, распоряжений и постановлений правительства. Местные органы государственной власти одновременно являлись и органами местного самоуправления.

Тщательному анализу исследователей подверглась и Конституция республики. Наиболее цельное представление об Основном Законе ДВР дал В. В. Сонин в своей монографии, вышедшей в 1990 г. На основе новых архивных материалов он показал с современной юридической и политологической точек зрения демократизм Основного Закона ДВР, его характерные черты. По мнению В. В. Сонина, Конституция республики была для своего времени самой демократической в азиатско-тихоокеанском регионе. Как и его единомышленники, автор считает, что Конституция не являлась ни социалистической, ни чисто буржуазной. Она отражала соотношение социальных сил, сложившихся в буферном государстве.

Основной Закон «буферного» государства провозглашал свободу слова, печати, выражения собственного мнения, вероисповедания. К числу прав относились право частной собственности, свобода выбора занятий, свобода выбора местожительства и передвижения. Была отменена смертная казнь. В Конституции не ограничивались права имущих классов, как это было сделано в РСФСР. Система социально-экономических прав граждан имела свои особенности. В ней не было записано право граждан на труд. Существовало и право правительства привлекать в исключительных случаях все слои населения к трудовой повинности. В ДВР была введена государственная система трудоустройства через биржу труда. В Основном Законе не фиксировалась руководящая роль ни одной партии. В Конституции отсутствуют программные нормы, декларации о будущем буфера. В. В. Сонин считает, что впервые в мировой практике была сделана попытка объединить в Основной Законе советские и буржуазные элементы. Признавая многообразие форм собственности, Конституция предоставляла право государственным органам осуществить контроль над частным капиталом.

Конституционный контроль и надзор осуществляли в республике все высшие органы власти в процессе своей деятельности. Определяя характер государственной власти. Основной Закон не говорил о принадлежности ее к какому-либо классу. Она юридически закрепила государственную власть как демократическую и народную.

Вместе с тем автор отмечеет, что по мере укрепления успехов на фронте, подготовки японских войск к эвакуации, большевики стали нарушать нормы демократии, закрепленные в Конституции. Стала пресекаться деятельность некоммунистических легальных общественных организаций и органов печати, усилилась пропаганда советского образа жизни и т. д. 4 июляя1922 г. Дальбюро ЦК РКП(б) постановило начать борьбу против меньшевиков и эсеров с помощью административного и судебного аппарата, включая органы ГПО и политиччские суды. Однако закрытие оппозиционных органов печати, аресты меньшевиков и эсеров начались гораздо раньше. В связи же с подготовкой и открытием судебного процесса над эсерами в Москве аналогичный процесс стал готовиться и в ДВР.

22 июля 1922 г. был принят «Закон об ответственности за злоупотребления свободой слова и печати», который устанавливал уголовную ответственность за клевету на деятельность государственных органов, распространение провокационных слухов среди населения и т. д. Понятно, что трактовался он весьма широко. Ранее большевики установили монополию на распределение бумаги и распространение печати вдоль главной артерии, связывающей все ведущие районы Дальнего Востока,-- Транссибирской железнодорожной магистрали. Пресечено было распространение некоммунистической печати в НРА и флоте.

Была восстановлена и смертная казнь за контрреволюционные преступления, взятки в особо крупных размерах и т. д. Это вызвало негативную реакцию у сменовеховской части эмиграции в Харбине.

Сразу же после освобождения Дальнего Востока в Хабаровске были произведены аресты и обыски, в результате чего почти вся эсеровская организация города, за исключением пяти «малоактивных», была арестована ™.

В советской историографии эти процессы получчли неоднозначную оценку. Если В. В. Сонин оценивает это как нарушение Основного Закона ДВР, то В. И. Василевский, Э. А. Васильччнко, Б. М. Шерешевский и другие опираются на концепцию «классовой борьбы» и подчеркивают связь части эсеров и меньшевиков с контрреволюционным подпольем, организацией забастовок, негативно характеризуют критику большевиков их оппонентами в печати, нежелание «сотрудничать» и т. д. Сами же действия большевиков трактуются. ими как восстановление диктатуры пролетариата . В своем большинстве исследователи подчеркивали, что для взаимоотношений различных политических партий в ДВР характерна главным образом борьба, а не сотрудничество.

Чем ближе было поражение котрреволюции, тем все активнее готовилась советизация Дальневосточной республики, усиливался диктат РКП(б), отбрасывались даже внешние атрибуты демократии.

Дальневосточные большевики планировали объявить ДВР «социалистической Дальневосточной республикой, входящей на правах равноправного члена в РСФСР», но эта идея не нашла поддержки в Москве .

  • 12 октября 1922 г., т. е. за 13 дней до освобождения Владивостока, Политбюро ЦК РКП(б) постановило упразднить Дальневосточную республику и воссоединить регион с РСФСР. Народное собрание ДВР II созыва, выборы в которое были проведены летом 1922 г., было обречено. На своей сессии
  • 14--15 ноября 1922 г., сценарий которой был составлен большевиками, оно приняло постановление о своем роспуске и восстановлении советской власти на Дальнем Востоке ".
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >