Царевич Пётр Федорович

«Происхождение» этого самозванца и его судьба прекрасно известны.

В 1606 году терские и волжские казаки, собравшись на круг, решили, что раз поляки «подкинули» в Москву своего царевича, то почему бы им не выбрать и своего? Используя имя мнимого сына покойного царя Фёдора Иоанновича, они могли бы придать «легитимность» своему давно задуманному походу на Волгу за добычей. На «должность» царевича был избран молодой казак Илейка Коровин, происходивший родом из Мурома. Его назвали Петром Фёдоровичем. Была придумана легенда о «подмене» царевича Петра девочкой, известной как царевна Феодосия.

Слух о том, что на Тереке явился царевич Пётр Фёдорович, привлёк под знамена Илейки около четырех тысяч казаков. Казаки послали грамоту царю Дмитрию Ивановичу о том, что идут к нему на помощь. Самозванец в конце апреля 1606 года прислал казакам грамоту, в которой писал, что если называющий себя Петром и в самом деле царевич, то он ждёт его у себя на Москве. Встретив в Самаре грамоту от Дмитрия, «царевич Пётр» двинулся дальше, сообщая всем, что едет к своему дяде-царю. В Москву он, конечно, не собирался: там бы самозванца быстро раскусили, но, прикрываясь царской грамотой, можно было спокойно грабить волжские города.

Добравшись до Свияжска, «царевич Пётр» узнал, что «расстрига» убит, и казаки повернули назад. Хитростью проскользнув мимо Казани, разбойники поплыли далее, грабя встречные суда и прибрежные городки, затем прибыли на Дон.

В это время в Путивле князь Шаховский, ярый сторонник убитого Лжедмитрия I и активный участник самозванческой интриги, объявил жителям, что царь Дмитрий жив и находится в Польше. На эту роль ему нужен был любой самозванец.

Убийство царя в народе было однозначно воспринято как «боярская измена», а раз царя свергли бояре, значит царь пострадал за народ. Эта легенда объединила самые различные социальные слои, и началось массовое восстание, которое поспешили возглавить те же силы, что привели к власти Лжедмитрия I. В воздухе запахло добычей, и ватага «царевича Петра» устремилась в Путивль.

Войдя в город, разбойники узнали, что царь Дмитрий еще не прибыл, а всем заправляет его «воевода», некто Иван Болотников. Ранняя советская историография в своё время объявила этого более чем странного авантюриста «предводителем крестьянской войны» и «защитником угнетённых». На самом деле Болотников был таким же орудием антинациональных сил, как Лжедмитрий I и «тушинский вор». В юности Болотников попал в плен к татарам, которые продали его туркам на галеры, был освобожден из плена венецианцами, какое- то время жил в Венеции, а затем неожиданно решил вернуться в отечество через Польшу. В Польше, в Самборе, он сошелся с Михаилом Молчановым - кандидатом на роль Лжедмитрия II, которого готовило семейство Мнишек.

Молчанов предложил ему послужить против изменников-бояр, дал Болотникову денег, письмо и отправил к своему воеводе князю Шаховскому.

Появление «царевича Петра» оказало большую услугу кампании Шаховского и Болотникова. Долгожданный «царь» не являлся, и народ уже недоумевал. А тут является какое-никакое, а «лицо царской крови»…

Весной 1607 года князь Шаховский отправил «царевича Петра» с 10-тысячным войском казаков под Тулу. На пути к Туле «царевич» взял и разграбил несколько городов, причём с крайним зверством казнил попадавших в его руки московских служилых людей и воевод. Собравшиеся в Туле войска Болотникова, князя Шаховского и «царевича Петра» двинулись на Москву. Царь Василий Шуйский ждал их в Серпухове. Передовой отряд князя Телятевского, высланный Болотниковым к Оке, был разбит москвичами и отброшен. Этот успех окрылил войско Шуйского, и царь выступил из Серпухова навстречу «ворам», передовой отряд московского войска вёл князь Михаил Скопин-Шуйский. Болотников не рискнул вступать в открытый бой и заперся за стенами Тулы.

Осада города продолжалась три месяца, после чего Болотников со товарищи сдались. Болотникову выкололи глаза и утопили. А «царевича Петра», закованного в цепи, доставили в Москву, где подробно в деталях, допросили, после чего «царевич Пётр», он же Илейка Коровин Муромец, был повешен у Серпуховской заставы, близ Данилова монастыря.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >