Исторический анализ книги Л. И. Брежнева «Целина»

Целина - это сражение за хлеб

Последняя книга из мемуарной трилогии Л.И.Брежнева «Целина» наиболее близка к нашим дням и наиболее интересна. Трудно сомневаться во внутренней честности и искренности автора, не скрывающего своих заслуг и опыта жизни, чтобы на их уроках поучить правильному стилю руководства своих подчиненных - советских руководителей. Разобраться нам в этих уроках необычайно важно, ибо они определяют стиль руководства страной, помогают нам лучше рассмотреть эпоху, выявить ее особенности. Яркой чертой пропагандируемого в книге стиля руководства - постоянная обращенность к урокам военного времени, использование военных методов проведения операций, армейский стиль мышления. Освоение целины, т.е. многолетнее освоение и заселение людьми новых земель, индивидуальное обживание каждым нового местожительства, адаптация к новому климату и нахождение наилучших условий труда и выживания автор книги «Целина» именует не иначе как «сражением за хлеб», где действую командиры, штабы, подразделения и бойцы». «Мне уже приходилось сравнивать целинную эпопею с фронтом, с грандиозным боем, который выиграли партия и народ. Память войны никак не оставляет нас, фронтовиков, однако, сравнение точное. Конечно, не было на целине стрельбы, бомбежек, артобстрелов, но все остальное напоминало настоящее сражение. Чтобы начать его, надо было прежде, говоря все тем военным слогом, перегруппировать силы, подтянуть тылы, и это было непросто…

В моем кабинете в ЦК висела большая карта Казахстана. Точно так же как в былые времена на фронте я обозначал на картах расположение армейских частей, районы их действий и направления ударов, так и теперь на карте республики отмечал дислокацию сотен хозяйств и опорных пунктов. Кружками на ней были обозначены основные базы наступления -ближайшие к районам освоения города, станции, поселки, затерянные в необъятной степи. Зелено-красными флажками были отмечены старые колхозы и совхозы… A красными - усадьбы новых совхозов, которые еще предстояло создать. В 1954г. красных флажков на карте появилось 90. А к началу 1956 года 337!

С первых дней в ЦК партии республики как бы сама собой образовалась оперативная рабочая группа по целине. Потом ее называли по-разному: кто рабочей, кто оперативной, кто республиканским целинным штабом. И действительно, ее деятельность напоминала фронтовой штаб. Мне его пришлось возглавлять…

Обстановка все больше напоминала политработу в дни большой наступательной операции. Для меня эти первые месяцы обернулись бесконечными поездками, сотнями встреч, коротких знакомств, когда и людей нельзя было надолго отрывать от дела, и у меня не хватало времени, потому что постоянно надо было двигаться дальше, потому что все время тянуло «на передовую». Хотелось всюду поспеть, быть в десятке мест сразу, что, конечно, было невозможно, но почему-то все-таки получалось, и суть партийно-политической работы состояла тогда в том, чтобы сплотить огромную массу людей, вооружить их конкретной программой действий и ясным сознанием общей цели.… Все силы уходили в первую весну на то, чтобы раскрутить, пустить в действие огромную машину, и некогда было остановиться, отдохнуть…"[5]

Таким образом, Л.И.Брежнев видит себя главнокомандующим армии целинных солдат, выполняющий отданный партией приказ о наступлении. Суть своей работы он видит в сплочении огромной массы людей, осознающих общую цель. И руководство возлагается на республиканский штаб, как военную ставку в годы войны, где он Верховный Главнокомандующий. Но кто, же конкретно отдал этот «приказ». «Иногда спрашивают: кто был автором идеи поднять целину? Считаю, что сам этот вопрос неверен, в нем кроется попытка выдающееся свершение нашей партии и народа приписать «прозрению» и воле какого-либо одного человека. Подъем целины - это великая идея Коммунистической партии, осуществление которой помогло, если мыслить историческими категориями, почти мгновенно превратить безжизненные, глухие, но благодатные восточные степи страны в край развитой экономики и высокой культуры…"

Его гордость от «почти мгновенного превращения глухих степей в край развитой экономики и высокой культуры» - великолепна и страшна одновременно. Страшна своей верой, что воинскому стилю командования все по плечу: любой приказ можно выполнить, решить любую задачу при соответствующей подготовке и усилиях. Ведь это означает, что можно отдавать любые приказы, которые безоговорочно будут выполнены. Откуда же произошло у Л.И.Брежнева такое смешение методов командования и хозяйствования? Ведь известно, что военная и мирная деятельность различаются кардинально и требуют совершенно разных методов управления.[6] целина брежнев аграрный казахстан

Нам понятна трогательная привязанность «фронтовика» к воспоминаниям о грозном времени. Но ведь сама жизнь должна была подсказывать, что в мирное время нужны другие подходы. Мы можем предположить, что причины такого смешения методов намного глубже фронтовых воспоминаний, что они тянутся к довоенному времени «победоносных пятилеток» и «разгрома кулачества как класса», и даже дальше - к «трудармиям Троцкого». И хотя целинная «армия» Брежнева, конечно, нисколько не походила ни на военнообязанные трудармии времен «военного коммунизма», ни на заключенных строителей каналов и прочих великих строек, но истоки описываемого в книге стиля руководства - оттуда. А опыт войны 1941-45 годов как бы доказал их жизненность и правильность и оправдал будущей победой все людские жертвы, немыслимую степень их эксплуатации. Вот так Л.И.Брежнев оправдывает нечеловеческие условия жизни: «…Видимо, так уж устроен наш организм, что приспосабливается даже к немыслимым перегрузкам - и нервным, и физическим. Снова вспоминаешь войну: люди там находились на пределе человеческих возможностей - недосыпали, недоедали, мокли в окопах, сутками лежали на снегу, бросались в ледяную воду - и почти не болели простудами и прочими « мирными» болезнями. Что-то подобное наблюдалось и на целине…».[5]

Конечно, кроме общих причин существует и личная расположенность самого автора, факты его биографии. «По отцу - рабочий, по деду - крестьянин, я испытал себя и в заводском, и в сельском труде. Начинал рабочим, но в годы разрухи, когда остановили надолго завод, пришлось узнать пахоту, сев, косовицу, и я понял, что это значит - своими руками вырастить хлеб. Вышел в землеустроители, работал в курских деревнях, в Белоруссии, на Урале, да и позже, когда опять стал металлургом, само время не давало забыть о хлебе. Вместе с другими коммунистами выезжал в села, бился с кулаками на сходах, организовывал первые колхозы».

Таким образом, мы узнаем, что в годы разрухи, после гражданской войны и НЭПа молодому Л.И.Брежневу пришлось быть крестьянином. Но стихия самостоятельного крестьянского труда не пришлась ему по нраву, и он выбился в сельскую интеллигенцию, в землеустроители. Затем переквалифицировался в профессионального партработника, а в годы коллективизации вновь «воюет» с частнособственнической, крестьянской стихией, загоняя ее в твердые организационные рамки колхозов и совхозов. Конечно, такой «опыт молодости» не забывается, и он прекрасно осознает, что командный стиль руководства даст свой результат.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >