Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Алармизм. Геополитический статус государственной территории

Основные направления геостратегии США

Сочетание традиционной мощи с возможностью диктовать свою волю партнерам позволило Соединенным Штатам в начале 90-х гг. перейти к новой форме поведения, которая получила название “программирующего лидерства”. Первоначально она реализовывалась как региональная стратегия для Западной Европы. В дальнейшем она приняла универсальную форму и стала использоваться в различных регионах мира для достижения широкого спектра сугубо американских целей.

Стратегия “программирующего лидерства” была сформулирована администрацией У. Клинтона (1993-2000) и заключалась в навязывании партнерам определенного курса совместных действий с последующей реализацией результатов этих действий в интересах Соединенных Штатов.

Для проведения в жизнь этой стратегии отбирались только те проблемы:

  • - к решению которых США были лучше подготовлены (обладали наиболее эффективными инструментами решения, ценностным обоснованием и др.);
  • - которые (вместе с союзниками или без их помощи) позволяли достичь сразу нескольких внешнеполитических целей;
  • - которые обеспечивали максимально широкий круг партнеров (в том числе тех, которые в иной ситуации не присоединились бы к коалиции);
  • - решение которых позволяло поднять престиж коалиции, ведомой США, в глазах международного сообщества.

Роль последнего критерия менялась в зависимости от ситуации и целесообразности привлечения к достижению целей международных организаций (ООН, ОБСЕ, ОАГ и даже НАТО). Если же США считали, что можно обойтись и без мандата этих организаций, то для достижения своих целей они осуществляли шаги, игнорирующие не только мировое общественное мнение, но и позиции своих партнеров.

Для реализации стратегии “программирующего лидерства” было нужно, чтобы внешнеполитические цели США преобладали над целями союзников, а в идеале были тождественны. Она достигалась посредством:

  • - опережающего внешнеполитического планирования США и выдвижение в нужное время идей и концепций, воплощение которых в жизнь отвечает целям Соединенных Штатов;
  • - опоры на общие с союзниками ценности (демократия, политический плюрализм, рыночная экономика, права человека и т. д.) при формулировании совместных действий;
  • - предоставления союзникам материальных ресурсов (вооружения, военная инфраструктура, высокие технологии), а также информации.

Стратегия “программирующего лидерства” позволяла американцам наращивать ресурсы для достижения своих внешне- и внутриполитических целей; канализировать высвобождающуюся энергию союзников в выгодное для себя русло, не допуская неблагоприятного развития событий.

В рамках этой стратегии американцы стремились не позволить вовлечь себя в достижение чуждых им целей (например, США не заинтересованы сейчас в укреплении режима отказа от ядерных испытаний, запрещении противопехотных мин, квотировании прав на промышленные выбросы в атмосферу или расширении юрисдикции Международного уголовного суда).

Примером может служить кризис в сербском крае Косово. США впервые после окончания Второй мировой войны осуществили военные акции против независимого европейского государства. И хотя в эти акции были втянуты и их европейские партнеры, кризисную ситуацию там преодолеть не удалось. Европейцы получили на долгие годы район нестабильности, в котором время от времени продолжают вспыхивать столкновения на этнической почве. США же достигли главной цели, продемонстрировав, кто является действительным хозяином в европейских делах.

Модернизированный администрацией Буша вариант стратегии “программирующего лидерства” сохранил все элементы цинизма и двойственности поведения Штатов на международной арене. Так, в Стратегии национальной безопасности (2002) было заявлено о том, что “ни одна страна не может построить более безопасный, лучший мир, действуя в одиночку. Альянсы и многосторонние институты могут умножить силу свободолюбивых стран. Соединенные Штаты привержены таким надежным, устойчивым институтам, как ООН, Всемирная торговая организация, Организация американских государств и НАТО, а также другим, давно существующим альянсам. Коалиции единомышленников могут дополнять эти постоянные институты”.

Одновременно в дополнение к Стратегии в принятых “Четырехлетнем плане оборонной политики” и “Плане развития ядерных США” было заявлено, что поскольку “в этом мире не все принимают американские цели и разделяют американские ценности, а окружающий мир представляет собой анархическую систему, в которой можно навести порядок только с помощью силы благожелательного и покровительствующего лидера”.

За всеми этими словами скрывается стремление американской администрации не допустить появления сколько-нибудь серьезного противника или группы противников в каком бы то ни было регионе мира. При этом подразумеваются не только вероятные конкуренты, претендующие на роль мирового гегемона, но и сама возможность других государств играть роль великих держав в своих регионах.

В рамках подобной геополитической концепции и, исходя из собственных корыстных интересов, американская администрация навязала мировому сообществу идею так называемой “оси зла” - Ирак, Иран, Северная Корея - и, игнорируя решения такого “устойчивого института” как Совет безопасности ООН, начала военные действия против Ирака. При этом ни одна заявленная США угроза, якобы исходившая от Ирака, так и не была подтверждена. Мысль о том, что хорошо для Америки, то хорошо и для всего мира нашла свое подтверждение в высказывании помощника президента США по национальной безопасности К. Раис.

Она заявила, что внешняя политика ее страны “будет базироваться на твердой почве национальных интересов, а не на интересах некого иллюзорного международного сообщества. Америка может использовать свою мощь без державного высокомерия и отстаивать свои интересы без угроз и бахвальства. Когда она проводит такую политику совместно с теми, кто разделяет ее основные ценности, мир становится более процветающим, демократичным и безопасным. Такова была особая роль Америки в прошлом, и такой она снова должна стать теперь, когда мы вступаем в новый век”.

Соединенные Штаты одновременно стремятся избегать диалога по таким щекотливым для них вопросам международной жизни, как значение государственного суверенитета и взаимной уязвимости двух крупнейших ядерных держав для стабилизации международной системы.

Пример такого подхода к формированию внешней политики - концепция расширения НАТО как зоны демократии и стабильности. На практике же реализуется цель закрепления в этом альянсе за США роли ведущего государства. Вовлечение новых членов в НАТО призвано, в первую очередь, ослабить партнеров, выступающих за самостоятельную политику Евросоюза. Речь идет, в частности, об отношении Германии и Франции в войне в Ираке.

В отношении к потенциальным конкурентам геополитическая стратегия США приобретает более жесткие формы с целью ограничить их активность и нейтрализовать ресурсы, особенно если создание коалиции под американскими знаменами проблематично. Таким образом, вовлекая новых членов, США подготавливают почву для сохранения над ними своего контроля.

Стратегия национальной безопасности начинается с утверждения: “Соединенные Штаты обладают беспрецедентной и несравненной силой и влиянием в мире”. В основе американских претензий на мировое лидерство лежат такие факторы, как

  • - масштабы экономики и ее особое место в международном разделении труда;
  • - роль доллара в международных расчетах;
  • - информационные и высокие промышленные технологии;
  • - огромный военный потенциал;
  • - развитые дипломатические связи;
  • - контроль над важными для многих государств информационными потоками;
  • - способность управлять конфликтным потенциалом в среде союзников, вытекающую из ключевой роли США в ряде военно-политических альянсов и экономических организаций.

Этим факторам сопутствуют и сформулированные американской администрацией задачи, решение которых должно позволит Соединенным Штатам реализовывать свои геополитические цели:

  • - обеспечить такой уровень боеготовности американских вооруженных сил, чтобы те были способны предотвращать войну, демонстрировать силу, а если сдерживание посредством устрашения не дает результата, то и применять ее в интересах страны;
  • - поощрять экономический рост и политическую открытость, распространяя блага свободной торговли и устойчивой международной валютной системы на все страны, приверженные этим принципам, в том числе и страны Западного полушария;
  • - возродить прочные и тесные отношения с союзниками, которые разделяют американские ценности и потому способны разделить и бремя усилий ради мира, процветания и свободы;
  • - сделать особый упор на развитие многоплановых отношений с крупными державами, особенно Россией и Китаем, которые со временем смогут определять характер мировой политической системы;
  • - решительно нейтрализовать угрозу со стороны “государств-изгоев” и враждебно настроенных держав, которые наращивают потенциал террористической деятельности и производства оружия массового уничтожения.

Реализация этих задач во многом облегчается тем, что никто из сопоставимых с США по мощи международных субъектов - Япония, Китай и Европейский Союз - пока еще не готов взять на себя функции одного из глобальных лидеров. А значит, большое число стран, в том числе практически все бывшие союзники США, вынуждены признавать американское лидерство и осуществлять свою внешнеполитическую деятельность с ориентиром на американскую позицию в том или ином вопросе международной жизни.

Попытка обеспечить безоговорочное подчинение интересам Америки, в частности, западноевропейских держав, все чаще встречает сопротивление. Такое поведение европейцев питается не только конкуренцией между ними на мировых рынках, но и стремлением ослабить политическое давление США как на выбор ориентиров зоны действия НАТО, так и на ориентиры международной политики ЕС в целом.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Алармизм. Геополитический статус государственной территории