Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Роль геополитики в развитии государств. Понятие и формы демократии

Роль геополитики в развитии государств. Понятие и формы демократии


Вопрос 1

С древнейших времен и по настоящее время формировались различные точки зрения о том, каким образом геополитические факторы оказывают влияние на возникновение и развитие государств. Назовите эти точки зрения, раскройте их суть. В чем можно выявить схожесть, и в чем отличие основных положений данных теорий? Каким образом размер территории, климат, национальный состав способствуют установлению той или иной формы правления и политического режима? Какие тенденции в этой области существуют в настоящее время? Аргументируйте свой ответ, приведите примеры. Если Вы считаете, что геополитические факторы не имеют значения (полностью или частично), то Вам необходимо изложить свою обоснованную точку зрения.

Ответ:

Термин «геополитика» образован от двух греческих слов - «гео» (земля, страна) и «политика». Ввел его шведский географ Р. Челлен в начале XX в. (в годы первой мировой войны) для описания государства как особого организма, стремящегося к расширению зоны своего обитания и деятельности. Однако основоположником геополитики считается английский географ Хэлфорд Джон Маккиндер (1861-1947 гг.), который в 1904 г. в работе «Географическая ось истории» выдвинул идею «Хартленда» («Heartland») - «сердцевинной земли» («сердца Земли»). К Хартленду Маккиндер относил районы Центральной Азии и Восточной Европы (куда частью входит и территория России). По его мнению, тот, кто управляет Хартлендом, командует всем миром. Хартленд, считал Маккиндер, завоевать нельзя: морские корабли не могут вторгнуться в эту зону, а попытки окраинных государств всегда заканчивались неудачей (например, шведского короля Карла XII, Наполеона).

Влиянию природных факторов на строение государства, его режим придавал значение еще Монтескье. Так, он полагал, что островитяне более склонны к свободе, чем жители континента, поскольку на островах из-за их небольшого размера «менее удобно употреблять одну часть населения для угнетения другой».

В научном плане геополитику можно определить как междисциплинарную (комплексную) теорию, объясняющую зависимость государственных действий (политики) от геополитического фактора (занимаемая государством территория: ее размер, состав и конфигурация). От этого фактора зависят и все остальные. Поэтому геополитика в теоретическом плане - это, прежде всего, наука о территориальных интересах государства.

Геополитический фактор объективно влияют на возможности жизнеобеспечения страны, ее развития. Вместе с тем в период становления геополитики как науки, используя вполне здравую идею о возможности нейтрализации и компенсации невыгодных моментов пространственного положения за счет внешнеэкономической и политической деятельности, предпринимались попытки теоретического обоснования военной агрессии в отношении других государств (в Германии такой подход культивировался с начала первой мировой войны). Этим обстоятельством в основном и определялось негативное отношение к геополитике. В целом же геополитику можно считать самой древней «политикой», когда большие организованные группы людей в первобытном обществе определяли свое местоположение, свои действия и отношения с другими первобытными социумами в зависимости от геоприродных факторов.

В содержании геополитики как реальном политическом явлении можно выделить два аспекта, или две разновидности геополитического «поведения» государства:

1) когда государство в своей политике исходит из геополитического положения страны как из некой объективной данности, которая присуща ему исторически и которую государство в данных политических условиях изменить не может. Государство в данном случае рассматривает свое геополитическое положение как величину постоянную, и искусство геополитики здесь состоит в том, чтобы максимально полно использовать наличные геополитические факторы и компенсировать свою геополитическую неподвижность за счет других факторов (индустриального развития общества, освоения новых технологий, развития коммуникаций и др.);

2) когда деятельность государства непосредственно направлена на улучшение геополитического положения страны.

В настоящее время актуальны как первая разновидность геополитики, так и вторая, которая не обязательно связана с военными действиями государства. Постоянные геополитические интересы этносов в современном мире могут и должны осуществляться демократическим и цивилизованным путем.

Для Российского государства геополитическая функция стала особенно значимой с XVI в. В результате ее последовательного осуществления Россия в геополитическом отношении развивалась непрерывно и гармонично, и к XIX в. «государство легло в своих естественных геополитических пределах».

В конце XX в. после распада Советского государства Россия находится в новой геополитической реальности. От Советского Союза Российская Федерация унаследовала 75% территории и 51% населения. Значительно ухудшились ее доступы к открытым морям, а вокруг образовалась обширная зона политической нестабильности. Вместе с тем Россия остается крупным государством, сохраняющим единый массив территории и геополитическую уникальность евразийского государственного образования, и имеет историческую перспективу сохранения и развития своей государственности.

Три источника геополитики

Геополитика как область знания возникла на стыке трех научных подходов: цивилизационной концепции исторического процесса, военно-стратегических исследований и многочисленных теорий географического детерминизма. Эти концепции и теории по сей день продолжают влиять на геополитику, питая ее идеями и понятиями.

Цивилизационная концепция исторического процесса. Основоположником цивилизационного подхода к истории по праву считается наш соотечественник Николай Яковлевич Данилевский, автор знаменитой книги «Россия и Европа» (1868 г.). Согласно его теории, главными действующими лицами на арене мировой истории являются не государства или отдельные нации, а огромные культурно-религиозные общности, названные им «культурно-историческими типами». В современной политологии именно такие общности обозначаются термином «цивилизация».

Анализируя с этой точки зрения международные отношения середины XIX века, Данилевский первым среди русских исследователей констатировал и научно обосновал фундаментальную отчужденность Европы от России. Причину такого состояния он видел в принципиальном цивилизационном различии этих двух мировых сил. «Европа не признает нас своими, европейцы видят в России и славянах не только чуждое, но и «враждебное начало», утверждал ученый. События XX столетия столь ярко подтвердили выводы Данилевского и интерес к его идеям в современных условиях возрастает прямо на глазах. Конечно, некоторые положения Данилевского устарели, многие его ожидания не оправдались. Так, некоторые получившие свободу благодаря России страны Юго-Восточной Европы, которые он включал в ареал российской цивилизации, вскоре оказались в числе ее противников. Но Данилевский первым сформулировал фундаментальное требование приведения внешней политики России в соответствие с объективными задачами развития и укрепления «славянского культурно-исторического типа». Впоследствии в геополитике зона влияния определенной цивилизации, получила наименование «Большого пространства».

В дальнейшем цивилизационная теория получила развитие в трудах русского мыслителя К.Н. Леонтьева, немецкого философа О. Шпенглера, видного евразийца П.Н. Савицкого, одного из выдающихся ученых нашего времени Л.Н. Гумилева. Всесторонне ее обосновал крупнейший английский историк Арнольд Тойнби в своем многотомном труде «Постижение истории». Тойнби предложил подробную классификацию цивилизаций - выделив в особый тип «православно-русскую» - и сформулировал оригинальную теорию их генезиса, как «Вызова-и-Ответа».

Среди современных исследователей в этом ряду следует в первую очередь назвать профессора Гарвардского университета Сэмюэля Хантингтона. Его нашумевшая работа «Столкновение цивилизаций?» (1993 г.), бурно обсуждавшаяся международной политической элитой, как на Западе, так и у нас в России, имеет самое непосредственное отношение к геополитической проблематике. Хантингтон весьма аргументированно доказывает, что в грядущем столетии основным источником конфликтов станут не экономика или идеология, а цивилизационные различия. При этом американский ученый уверенно прогнозирует рост антизападных, антиамериканских настроений и почти повсеместное стремление народов противостоять их насильственной «вестернизации».

Таким образом, историософская цивилизационная парадигма оказала и продолжает оказывать мощное воздействие на современную геополитику. В основе такого влияния лежит представление о мире как о совокупности цивилизаций наднациональных, сверхгосударственных культурно-религиозных общностей, имеющих исторически обусловленные географические границы и принципиально не сводимых одна к другой. Кроме того, влияние методологии цивилизационного подхода на геополитику приводит к тому, что она перестает быть чисто географической дисциплиной, приобретая необходимый ей универсализм.

Военно-стратегические теории. Исследование и разработка военной стратегии имеет давнюю историю. Большое внимание вопросам военной стратегии уделял Энгельс. Но самое существенное влияние на становление и развитие геополитической науки оказали два адмирала: Филип Коломб и Альфред Мэхэн.

Коломб - английский вице-адмирал, военно-морской теоретик и историк, автор книги «Ведение боевых действий на море» (1891 г.), которая под названием «Морская война, ее основные принципы и опыт» дважды издавалась на русском языке (в 1894 и 1940 гг.) и оказала влияние на становление советской военно-морской доктрины.

Военный теоретик, американец Альфред Т. Мэхэн в1890-м году опубликовал свое знаменитое сочинение «Влияние морской мощи на историю». Эта книга также дважды издавалась на русском языке (в 1895 и 1941 гг.). Также ему принадлежит работа «Проблема Азии и ее воздействие на международную политику» (1900 г.) и ряд статей по военно-политическим вопросам. Именно Мэхэн ввел в научный оборот понятие «прибрежные нации», которое затем в том или ином виде встречается практически во всех геополитических теориях.

В структуре мирового пространства А. Мэхэн выделял особую зону между 30-й н 40-й параллелями - «зону конфликта», в которой неизбежно, вне зависимости от воли конкретных политиков, сталкиваются интересы «морской империи», контролирующей океанские просторы, и «сухопутной державы», опирающейся на континентальное ядро Евразии (то есть Англии и России в соответствии с реальностями того времени). Для того чтобы победить в таком противостоянии, морская империя, согласно Мэхэну, должна отбросить континентальную державу как можно дальше в глубь Евразии, завоевав контроль над «прибрежными нациями» и окружив своего геополитического противника кольцом военно-морских баз вдоль побережья евразийского континента. О степени влияния такого рода идей на практическую политику достаточно красноречиво свидетельствует тот факт, что «теория морской силы» на протяжении всею XX века неизменно лежала в основе военно-политической стратегии США, вне зависимости от конкретных доктрин, менявшихся в зависимости от исторических условий.

Военно-стратегические теории привнесли в геополитику идею ключевых пунктов и зон, позволяющих контролировать значительные участки пространства. Сначала эти понятия применялись преимущественно в военно-морской области, затем распространились в различных сферах человеческой деятельности, вплоть до экономики и культуры, а сейчас, в связи с бурным развитием космических технологий в области обороны, связи, коммуникаций и созданием так называемого «глобального общества», обретают качественно новое значение.

Теории географического детерминизма. Идеи о влиянии географической среды на историю и человека встречаются уже у античных авторов. Так, Полибий объяснял суровость нравов жителей Аркадии господством холодного и гуманного климата. Великий энциклопедист Аристотель в своей работе «Политика» отметил особенность геополитического положения острова Крит. Он писал: «Остров Крит как бы предназначен к господству над Грецией, и географическое положение его прекрасно: он соприкасается с морем, вокруг которого почти все греки имеют свои места поселения; с одной стороны, он находится на небольшом расстоянии от Пелопоннеса, с другой - от Азии...». Крупнейший античный географ Страбон объяснял причину могущества древнего Рима географическим положением Италии: наличием хороших гаваней, благоприятным климатом. Ему же принадлежит вполне геополитический тезис о необходимости военного и экономического контроля лишь над тем пространством, которое представляет для государства политический интерес.

Большой вклад в современную геополитику внес крупнейший немецкий географ Фридрих Ратцель. Науку, которая призвана исследовать связь государства и пространства, он называл политической географией (этот термин зачастую используется и сейчас наряду с геополитикой). Основные положения новой науки Ратцель изложил в своем сочинении «Политическая география» (1897 г.).

Две идеи были положены им в основание своих рассуждений.

Первая идея об определяющей роли географических факторов для развития общества. Следуя за Гердером, он считал, что исследования внешних (географических) и внутренних (исторических) факторов развития общества должны идти рука об руку, ибо «только из соединения того и другого может получиться настоящая оценка нашего предмета».

Вторая идея была им воспринята от дарвиновской теории эволюции. Государство, в его представлении, есть живой органики, соединяющий свойства народа и земли и, подобно всем организмам, борющийся за свое существование. Будучи живым организмом, государство движется и растет как целое.

Ратцель сформулировал семь «основных законов пространственного роста государств»», которым, по его мнению, подчиняются все государственные образования:

1. Пространство государства растет вместе с ростом культуры.

2. Рост государств происходит одновременно с общим развитием нации и сопровождается развитием идей, торговли, активностью людей.

3. Рост государств осуществляется путем присоединения и поглощения малых государств.

4. Изменения в организме-государстве (рост и сокращение) отражает его граница, которую Ратцель называл «периферийным органом государства».

5. В процессе роста государство стремится, прежде всего, вобрать в себя «политически ценные» места: береговую линию, русла рек, районы, богатые ресурсами.

6. Первый импульс к территориальному росту приходит к примитивным государствам извне.

7. Общая тенденция к слиянию переходит от государства к государству, набирая силу по мере перехода.

Ратцель утверждал, что «государства имеют тенденцию врастать в естественные пространства», и эта их тяга может быть удовлетворена лишь в границах континентов. Народ растет, увеличиваясь в числе, государство, увеличивая свою территорию, присоединяет новые земли путем внутренней и внешней колонизации. «Новое пространство, - писал Ратцель, - в которое врастает народ, является, как бы источником, из которого государственное чувство черпает новые силы».

Идеи немецкого географа развил его последователь шведский политолог Рудольф Челлен. В своей главной работе «Государство как форма жизни», опираясь на методологию Ратцеля, он сформулировал «органическую теорию» государства: подобно другим организмам, государства рождаются, развиваются, увядают и умирают, т.е. представляют собой формы жизни. Их бытие подчиняется всеобщему закону борьбы за существование. В жизни государств борьба за существование проявляется в борьбе за пространство.

Также Челлен выдвинул идею тотальности государства. В его представлении государство есть единство пяти элементов, которое проявляется как:

* Физико-географический пространственный организм;

* Определенная форма хозяйства;

* Определенная этническая общность;

* Социальное сообщество классов и профессий;

* Форма государственного управления со своей конституционной и административной структурой

Русская «практическая геополитика» родилась в XVI столетии одновременно с рождением единою централизованного русского государства. Тогда же родилась и первая русская геополитическая доктрина, наиболее лаконично выраженная знаменитой формулой инока Филофея «Москва - третий Рим». И поскольку в русской истории вообще, а в становлении единого российского государства в частности, выдающуюся роль сыграли духовные, нравственно-религиозные факторы, это господство духа над голым корыстным интересом не могло не сказаться и на геополитических воззрениях россиян. Если основы геополитических концепций европейских народов изначально базировались на попытках сформулировать наиболее действенную методику борьбы за власть и богатство, то идеологическая основа русской геополитики была иной. Она предполагала контроль над пространством лишь как вспомогательную задачу, решение которой необходимо для обеспечения главной цели - нести народам свет Истины и как можно надежнее защитить эту Божественную Истину от любых внешних посягательств. Отсюда и полное отсутствие геодетерминизма в отечественной геополитике. В то время как на Западе процветали геодетерминистские теории Бодена, русские государи, решая вопросы территориального расширения державы, руководствовались религиозными поучениями Сергия Радонежского и Иосифа Волоцкого, старца Филофея и московских церковных Соборов.

Геополитический подход к социально-политическим явлениям часто критикуют за односторонность, за игнорирование культурного измерения истории. Во многом такие упреки справедливы. Но, по большому счету, правильно понимаемый геополитический подход должен учитывать все факторы, позволяющие контролировать пространство: географические (положение государства, его ресурсы), экономические (уровень хозяйственного развития, развитость транспортных артерий и связи, наличие и размеры стратегических запасов), военные (структура и боеготовность войск, подготовка военных кадров, уровень развития военного искусства), демографические (плотность, половозрастной состав населения), политические (организационная структура управления, социальная структура, устойчивость политического режима), культурно-религиозные (конфессиональная структура, психологические особенности народа), этнические (национальный состав, наличие и характер этноконфликтности).

Геополитика предлагает реалистично смотреть на мир, как на арену относительного единства и постоянной борьбы различных мировых сил. Причем, во всех солидных геополитических концепциях эта борьба рассматривается вполне в духе диалектики, как борьба противоположностей: морских и континентальных наций, центра и периферии (Хартленд и приморская периферия и классической геополитике, экономический центр и периферия в других концепциях).

Геополитические факторы оказывают непосредственное влияние на формирования и развитие государств. Современное реформирование России невозможно без учета геополитического положения российского государства, его особенностей и традиций. Мировой опыт необходимо приспосабливать к национальным условиям. Понимание исторических особенностей геополитического развития России - важнейший источник формирования национального сознания населения страны.

геополитика демократия государство

Вопрос 2

Понятие "демократия" является одним из самых многозначных в науке. Как Вы думаете, почему за более чем двухтысячелетнюю историю, в данное понятие вкладывалось разное содержание? Нужно ли понимать демократию в буквальном смысле, также как понимается, например, монархия? Если понимать демократию буквально (т.е.как "власть народа"), то что в данном случае понимать под "народом"? Тождественны ли понятия "народа" и "населения", или нет, и почему? Менялось ли понятие "народ" с течением времени? Насколько демократия реализуема (реальна) и рациональна, и при каких условиях? Аргументируйте свой ответ, приведите примеры.

Ответ:

Термин “демократия” происходит от греческого слова demokratia, состоявшего в свою очередь из двух слов: demos - народ и kratos - власть, правление. Демократия бывает:

1) Прямой (или демократией участия) форма правления, при которой политические решения принимают непосредственно все без исключения граждане, действующие в соответствии с правилами правления большинства, называется прямой демократией или демократией участия.

2) Представительной (или плюралистической демократией) форма правления, при которой граждане осуществляют свое право принять решение не лично, а через своих представителей, избранных ими и ответственные перед ними.

3) Либеральной (или конституционной демократией) форма правления, при которой власть большинства реализуется в рамках конституционных ограничений, имеющих своей целью гарантировать меньшинству условия для осуществления определенных индивидуальных или коллективных прав, таких, например, как свобода слова, вероисповедания и т.д.

4) Социальной демократией (крайним выражением которой является социалистическая демократия) форма правления, при которой любая политическая или социальная система, независимо от того, является ли она действительно демократической или нет, ставит своей целью свести к минимуму социальные и экономические различия, в особенности, вызванные неравным распределением частной собственности.

Прямая демократия представляет собой одну из самых очевидных форм организации политического общества. Ее можно обнаружить в примитивных обществах периода родового строя. В западной политической традиции возникновение идеи демократии ассоциируется с городами-государствами Древней Греции.

Платон и Аристотель в своих изысканиях по созданию систематической теории политики характеризовали демократию как одну из пяти или шести главных типов правления.

Греческую историю в период ее расцвета можно рассматривать как историю борьбы между демократическими и олигархическими государствами, наиболее ярко выраженными представителями, которых выступали Афины и Спарта. Древнегреческая демократия во многих своих аспектах существенно отличалась от демократии наших дней. Она представляла собой, прежде всего, систему прямого правления, при которой весь народ, а точнее, совокупность свободных граждан, являлась как бы коллективным законодателем и в которой не была известна система представительства. В древних демократических городах-государствах каждый гражданин был наделен правом участвовать в принятии решений, касающихся его жизни и деятельности. Значительная часть граждан в течение своей жизни, так или иначе, занимала один из множества существовавших в городе-государстве выборных постов. Не было разделения между законодательной и исполнительной властями - обе ветви сосредотачивались в руках активных граждан. Политическая жизнь характеризовалась значительной активностью граждан, которые живо интересовались всеми сторонами и аспектами процесса управления.

Другое важное различие между античной демократией и современной состоит в трактовке равенства. Античная демократия не только была совместима с рабством, но и предполагала его в качестве условия освобождения от физической работы свободных граждан, которые посвящали себя решению общественных проблем. Современные демократии не признают в политической сфере различий и привилегий, основанных на социальном происхождении, классе, расе и роле. Высказывались утверждения, что совершенной может быть лишь та форма правления, которая служит общему благу и основана на согласии всех членов сообщества. Но вместе с тем в средние века большинство мыслителей, озабоченных проблемой достижения единства общества, не рассматривали монархию, как лучшую форму, пригодную для обеспечения этого единства. Однако в Новое время в контексте формирования идей свободы личности, гражданского общества, народного суверенитета, национального государства и т. д. взамен феодальных хартий и вольностей возникают законодательные механизмы ограничения единоличной власти монархов. Так, в ХVI веке в Великобритании в ходе борьбы между парламентом и короной были приняты “Петиция о Правах” (1628), “Хабеас корпус акт” (1679), “Билль о правах” (1689), в которых были зафиксированы писаные юридически правовые гарантии, устанавливающие более или менее точно очерченные пределы власти. Эта тенденция получила дальнейшее развитие в «Декларации независимости и Конституции США», в «Декларации прав человека и гражданина» Великой французской революции конца XVIII века.

Основополагающее значение для формирования и утверждения демократии имела возникшая в Новое время идея о прирожденных, неотчуждаемых правах каждого человека на жизнь, свободу и частную собственность. Свобода как идеал в условиях демократии всегда соотносится с принципом справедливости. Как показывает мировой опыт, рыночная система и свободная конкуренция обеспечивают наилучшие условия и возможности для роста производительности и стимулирования индивидуальной инициативы. Но при этом неудачливые и непривилегированные также должны пользоваться материальными благами, они не должны оставаться на обочине общественной жизни. С этой точки зрения противоречие между требованиями социальной справедливости и императивами экономической эффективности остается как бы неразрешимой дилеммой современного индустриального общества. Но, тем не менее, по мере развития капитализма в конце XIX - XX века принципы индивидуализма свободного рынка значительно модифицировались, роль государства в жизни общества возросла.

Основополагающее значение, начиная с Великого экономического кризиса 30-х годов, получила система кейнсианства, построенная на постулате об идеологической, политической и социально-экономической недостаточности индивидуализма, свободной конкуренции, свободного рынка и т. д. и необходимости усиления роли государства в важнейших сферах жизни общества. За государством была признана функция регулятора экономических и социальных процессов. В противовес концепции государства - “ночного сторожа” была выдвинута концепция государства благосостояния. Она основывается на идее необходимости и возможности преодоления социальных конфликтов путем создания, с помощью государственного вмешательства, сносных условий жизни для всех слоев общества посредством реализации программ социальной помощи низкодоходным и неимущим категориям населения, принятия мер, направленных на решение проблем безработицы, здравоохранения и т. д. Сторонники идеи государства благосостояния исходят из того, что рынок сам по себе не способен обеспечить такое распределение материальных благ, которое гарантировало бы малообеспеченным слоям населения необходимый минимум благ и услуг.

Э.Хейвуд полагает, что демократия связывает правительство с народом, но сама эта связь может быть осуществлена разными способами: собственно как власть народа, как власть тех, кто вышел из народа, и как правление в интересах народа. В данном контексте дискуссии о природе демократии затрагивали три вопроса: «что такое народ и насколько широко должна быть рассредоточена политическая власть?»; «надлежит ли людям править самим или эту задачу они могут передоверить политикам и политическим партиям, претендующим представлять общество?»; «какие вопросы подлежат коллективному разрешению в демократическом процессе?».

"Народ" и "население"- понятия не тождественные, но в отдельные периоды истории они могут быть однозначны. В первобытном обществе данные категории совпадают. В антагонистических же классовых формациях народ - это уже в первую очередь производители материальных благ, эксплуатируемые массы.

Любой народ может только НАРОДиться -- это Закон Природы. А вот население страны можно и НАСЕЛИТЬ другими соседними народами.

Марксизм утверждал, что народа как такового не существует, а есть классы. Они-то и имеют значение. Либерализм со своей стороны также настаивает, что народа как цельного понятия нет. Есть отдельные индивидуумы, простая сумма которых и называется народом. Т.е. здесь получается, что народ - это то же самое, что люди, совокупность людей.

Народ - это органическое единство, нечто цельное и нерасчленимое. Он не просто совокупность людей, которые живут в данное время на данной территории. В понятие "народ" включаются и предки, предыдущие поколения, которые и создали народ как общность, как активное действующее лицо истории. Но и потомки, которые еще не появились на свет, также включаются в понятие "народ". Ведь именно к ним обращены надежды, усилия и заветы тех, кто живет сейчас и кто жил раньше.

Народ живет через свой язык, через свою веру, через свою культуру, через свою государственность, через свои исторические поступки, через типичную внешность, передаваемую из поколения в поколение.

Народ бессмертен и бесконечен, потому что он был до того, как появляется конкретный его представитель, отдельный человек, и будет после того, как этот человек умрет. Народ порождает ценностную систему, которая делает каждого из нас тем, кто он есть. Поэтому столь важен вопрос об условиях, при которых народ может потерять внутреннее культурное единство, являющееся необходимым условием его исторического самосохранения.

Если мы попробуем посмотреть на возникновение демократических систем исторически, то увидим, что они возникали в очень специфических условиях. Одно из них - наращивание инфраструктурной власти государства. Пока государство не сможет собирать налоги, до этого момента никого не волнует, собирает монарх парламент или нет. Но когда монарх получает возможность контролировать доходы и собирать налоги, тогда возникает сильное движение со стороны лордов, которым есть что терять, за то, чтобы поставить монарха в жесткие условия. Великая хартия вольностей гласит, что нет налогов без представительства, нет введения новых налогов без согласия тех, с кого эти налоги взимаются. Таким образом, чисто экономически основы демократии связаны с тем, что какие-то альтернативные, хорошо работающие и знакомые способы спускания разных решений власти на тормозах перестают работать. В России они работают прекрасно. Поэтому нам действительно, наверное, не нужна демократия.

Вопрос 3

Проблема содержания естественных прав человека (т.е. того, что человек в определенную историческую эпоху, в определенном обществе, при определенных обстоятельствах, считает естественным, и что принято считать таковым) весьма обширна и интересна. Например, право войны длительное время считалось естественным правом. Однако с развитием средств жизни естественные возможности меняются, следовательно, меняется и содержание естественных прав. С древнейших времен по настоящее время формировались различные точки зрения о том, что считать естественным правом? Назовите эти точки зрения, раскройте их суть. Какие сходные и различные критерии лежат в основе этих теорий? Что, по Вашему мнению, будет признаваться естественными правами в будущем? Какое значение, при этом. приобретают процессы, связанные с глобализацией, высоким развитием современной техники, науки и иных областей знаний (в частности, генетики, биоэтики и т.д.) Аргументируйте свой ответ, приведите примеры.

Ответ:

История прав человека - это история очеловечивания людей, история прогрессирующего расширения правового признания в качестве человека тех или иных людей для того или иного круга отношений. Поэтому становление и развитие прав человека и гражданина неразрывно связано с генезисом и эволюцией содержания самого принципа формального (правового) равенства в различные эпохи и в различных обществах.

Концепция естественного права берет свое начало еще в религиозных представлениях. Этот факт подтверждает представление о существовании идеала высшей справедливости, которая имеет корни в божественной справедливости. Уже в трудах Платона и Аристотеля всесторонне раскрывается проблема справедливости и естественного права. Представления античных философов, в частности, взгляды Аристотеля о естественном и условном праве, дали мощный толчок развитию естественно-правовых концепций и получили свое развитие в трудах христианских мыслителей средневековья, и, прежде всего, в трудах Фомы Аквинского, для которого естественное право есть отображение вечного божественного права, управляющего миром.

Критика феодального строя, обоснование новых концепций о правах и свободах личности, о необходимости господства права в отношениях между индивидом и государством нашло отражение в новой рационалистической теории прав человека, которая была разработана в трудах Г. Гроция, Б. Спинозы, Д. Локка, Ш. Монтескье, Т. Джефферсона, И.Канта и других мыслителей. Эта теория естественного права внесла большой вклад в формирование нового юридического мировоззрения, в идеологическую подготовку буржуазных революций и юридическое закрепление их результатов.

В XVII - XVIII веках появляется Школа естественного права, которая связана с именем Г. Гроция. Смыслом учения Гроция является природа человека, социальные качества людей. Гроций различает право естественное и право волеустановленное. Продолжая античную традицию, Гроций отождествляет понятия права и справедливости: «…право есть то, что не противоречит справедливости. Противоречит же справедливости то, что противно природе существ, обладающих разумом».

Крупнейшим теоретиком теории естественного права также был английский философ-материалист Томас Гоббс, который строил своё учение на изучении природы и страстей человека. Мнение Гоббса об этих страстях и природе крайне пессимистично: людям присущи соперничество (стремление к наживе), недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе (честолюбие), а сама по себе свобода состоит лишь в отсутствии внешних препятствий для того, чтобы делать то, что человек считает полезным для себя. Если естественное право - это царство свободы каждого, то естественные законы - это обязательства, накладываемые на каждого разумом каждого. Иными словами, право и закон, выступают как правомочие и обязанность.

Следует отметить политико-правовое учение Спинозы, которое связано с его философией, особенно с идеей строгой закономерности, причинной обусловленности всех явлений природы. Под естественным правом Спиноза понимал необходимость, в соответствии с которой существуют и действуют природа и каждая её часть. При этом, естественное право отождествлялось с «мощью» - способностью любой части природы к самосохранению.

Концепция Локка подводила итог предшествующему развитию политико-правовой идеологии в области методологии и содержания теории естественного права. В произведении «Два трактата о правлении» Дж. Локк изложил свою концепцию естественного права. Как и другие теоретики, естественно-правовой школы, Локк исходит из представления о «естественном состоянии». Важная особенность учения Локка в том, что он обосновывает идею прав и свобод человека, существующих в догосударственном состоянии. Естественное состояние, по Локку, - «состояние полной свободы в отношении действий и распоряжения своим имуществом и личностью», «состояние равенства, при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, никто не имеет больше другого». К естественным правам относится собственность, которая трактовалась широко: как право на собственную личность (индивидуальность), на свои действия, на свой труд и его результаты. В естественном состоянии, рассуждал Локк, все равны, свободны, имеют собственность (с появлением денег она стала неравной); в основном это - состояние мира и доброжелательности. Закон природы, утверждал Локк, предписывает мир и безопасность. Однако любой закон нуждается в гарантиях. Закон природы, предписывающий мир и безопасность, был бы бесполезен, если бы никто не обладал властью охранять этот закон, обуздывая его нарушителей. То же и естественные права людей - каждый обладает властью охранять «свою собственность, т.е. свою жизнь, свободу и имущество». Естественные законы, как и всякие другие, утверждал Локк, обеспечиваются наказанием нарушителей закона в такой степени, в какой это может воспрепятствовать его нарушению. Для создания гарантий естественных прав и законов, считал Локк, люди отказались от права самостоятельно обеспечивать эти права и законы. В результате общественного соглашения гарантом естественных прав и свобод стало государство, имеющее право издавать законы, снабженные санкциями, использовать силы общества для применения этих законов, а также ведать отношениями с другими государствами.

В конце XVII в. был сформулирован и обоснован перечень естественных прав и свобод человека, ставший классическим для последующей эпохи. Тогда же были теоретически обозначены основные пути реализации этих прав и свобод в гражданском обществе.

Разработка проблемы защиты человека от государственной власти вела к идее правового и демократического государства, постановка вопроса о материальных гарантиях прав и свобод, защиты человека от голода и нищеты порождала мысль о социальном государстве.

Естественно-правовая теория была прямой наследницей гуманистических идей Возрождения, его веры в могущество и конечное торжество человеческого разума. Она переложила эти идеи на язык права, дала теоретико-правовое обоснование и формулирование общечеловеческим нравственным ценностям, представлениям о справедливости в отношениях между людьми, между человеком и обществом, государством.

Теория естественных неотчуждаемых прав человека была использована Джефферсоном и другими теоретиками американской революции и вошла во французскую Декларацию прав человека и гражданина 1789 г. Томас Джефферсон воспринял естественно-правовую доктрину в её наиболее радикальной и демократической трактовке. Радикальная и демократическая трактовка естественно-правовой концепции проявилась в представлении Джефферсона об общественном договоре как основе устройства общества, дающей всем его участникам право конституировать государственную власть. Отсюда логически вытекала идея народного суверенитета и равенства граждан в политических, в том числе избирательных, правах. Декларации независимости обосновывала правомерность отделения колоний от Англии и образования ими самостоятельного, независимого государства. Для Джефферсона как автора Декларации очевидны следующие истины: все люди сотворены равными, все наделены своим творцом некоторыми неотъемлемыми правами, в числе которых жизнь, свобода и стремление к счастью. Свобода как естественное и неотъемлемое право виделась колонистам как гарантия свободы собственности. Практически свобода в Декларации независимости включала в себя право свободно пользоваться и распоряжаться своими материальными благами, т.е. право на собственность.

Эпохальным моментом в становлении естественно-правовой теории является 26 августа 1789г. - во Франции Учредительным собранием была принята Декларация прав человека и гражданина, где торжественно провозглашалось: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах». Декларация закрепляла естественные и неотъемлемые права человека (на свободу, собственность, безопасность и сопротивление угнетению), равенство граждан перед законом, а также принцип разделения властей. Декларация 1789г. приобрела всемирное значение, она была одним из первых конституционных актов, провозгласивших формально-юридические свободу, права и равенство граждан.

В результате буржуазных революций в развитых странах Европы были проведены преобразования правовых систем, в связи, с чем подверглась критике идея естественного права.

В противоположность доктринам прошлого, основанным на представлениях об изолированном, обособленном индивиде, философия и правоведение XX в. рассматривают человека с точки зрения его социальных определений, как участника многообразных общественных связей. В перечень естественных прав соответственно включают не только неотъемлемые права личности, призванные гарантировать ее независимость от государственной власти, но и социально-экономические права человека, свободу объединения в политические партии и общественные союзы, права социальных общностей (например, право наций на самоопределение, право народа устанавливать конституцию государства и т.п.). Новейшие естественно-правовые учения смыкаются с теориями социального государства и плюралистической демократии.

Естественно - правовые воззрения в современной юриспруденции сочетаются с историческим и социологическим изучением правовых идеалов. В литературе начала XX в. такой подход именовали «возрожденным естественным правом», понимая под ним возрождение на новой методологической основе традиций рационалистического обоснования права.

Одним из видных философов права и государства был П.И. Новгородцев - государствовед, теоретик неолиберализма, родоначальник концепции возрожденного естественного права в России. Синтез права и нравственности в русской философии осуществлялся как на религиозной, так и на рациональной почве и отражал социальный универсализм отечественной духовной культуры. По учению П.И. Новгородцева, главным ориентиром общественного идеала во все времена должна быть признана нравственная ценность отдельной личности. Он настоятельно требовал (следуя Канту), чтобы человек с его правами и свободами всегда рассматривался как цель, а не как средство. Он провозгласил и обосновал понятие «права на достойное человеческое существование». Обладая нравственной природой, это право, рассуждал ученый, должно иметь юридическое значение. Ученый утверждал, что «сущность естественного права заключается, прежде всего, в стремлении к наиболее адекватному согласованию начал свободы и солидарности, к утверждению порядка, при котором индивидуальная свобода не будет находиться в противоречии с необходимой для общества солидарностью, общественная упорядоченность не будет осуществляться за счёт ограничения индивидуальной свободы».

Одним из современных сторонников теории естественного права является Лон Фуллер, важнейшей работой которого является «Моральность права». Правовая норма с точки зрения Л. Фуллера представляет собой сочетание должной цели и должных средств и является моральной ценностью. Так, мораль приобретает в естественно-правовой концепции Фуллера конкретный характер, в то время как для теории «чистого права» и «чисто юридической» трактовки событий и конфликтов является характеристикой безразличной, несущественной. Аморальная правовая система перестанет быть правовой системой, потому что она перестанет быть системой правил. Однако Л. Фуллер говорит о наличии не только «внутренней», но и «внешней моральности права». Нравственные принципы, принимаемые обществом, лежат в основе правовых институтов обеспечивают их функционирование.

Теория справедливости Дж. Роулза, которая основывается на аристотелевской концепции распределяющей справедливости (блага, существующие в обществе, должны распределятся на основании взаимных требований людей и на основании максимально возможного равенства). Существенное значение в данной теории имеет установление принципов справедливого распределения:

1) Каждый человек в равной степени обладает основными правами и свободами. Система индивидуальных прав и свобод должна совпадать с всеобщей свободой, причём свобода должна быть максимизирована, её ограничение может быть оправдано только в целях её лучшей защиты.

2) Равенство как равное обладание свободой и равного распределения благ. Этот принцип конкретизируется как принцип равных возможностей, нацеленный на максимальное устранение неравенства, возникающего или сложившегося на базе богатства или рождения.

Новые моменты привнесены американским теоретиком в истолковании категории справедливости - она характеризуется им как правильность, добросовестность, беспристрастность, как своего рода «процессуальная справедливость», которая обеспечивается при помощи правовых норм, соответствующих принципу правления справедливого закона. При этом очень существенна роль конституции, которая определяет основные распределительные процедуры, с наибольшей вероятностью приводящие к созданию справедливого и устойчивого порядка.

Современные теории естественного права получили наибольшее распространение в середине ХХ столетия. Интерес к ним во многом был обусловлен стремлением демократических кругов покончить с практикой авторитарных режимов на европейском континенте. Естественно-правовые концепции того времени сыграли видную роль в дискредитации фашизма, в утверждении общечеловеческих ценностей и норм международного права как основы современной демократии. Политики и юристы, аргументируя свои позиции по правам человека, предпочитали ссылаться на международные пакты и во многих странах утратили интерес к теории естественных прав личности. Но история показала, что права и свободы человека не могут быть ограничены узко национальными рамками, ибо все крупнейшие мировые события накладывают на нее свой отпечаток, независимо от территориальных, идеологических или иных барьеров. Поэтому вполне закономерно, что мировое сообщество пришло к пониманию и осознанию идеи прав и свобод человека и гражданина как важнейшей фундаментальной юридической и философско-правовой проблемы. Такое изменение отношения к проблеме прав человека во многом стало возможным благодаря учрежденной в 1945 году Организации Объединенных Наций и ее деятельности. Ее основной задачей являлось и является поддержание мира, безопасности, уважение правового статуса человека и гражданина и распространение идей о правах и свободах. Так, 10 декабря 1948 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую Декларацию прав человека. Это юридическое определение нашло дальнейшее развитие в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 4 декабря 1986 года: «Все права человека и основные свободы неделимы и взаимозависимы; и развитие и защита одной категории прав не могут служить предлогом или оправданием для освобождения государств от развития и защиты других прав».

На первом этапе формирования правового государства в России была возрождена концепция естественного права. Универсальная естественно-правовая идеология, основанная на античной идее мирового гражданства, принципе духовной свободы эпохи Средневековья и идее неотчуждаемых прав человека Нового Времени, идеально подходила для борьбы с классовым советским государством и идеологией марксизма. Она выступала альтернативой позитивистскому советскому праву, в котором утверждалась тесная связь права и власти. Юснатурализм соответствовал и индивидуалистическому мировоззрению советской интеллигенции, выросшей на волне научно-технической революции. Распространение в обществе ценностей прав человека в значительной мере способствовало последующим кардинальным общественным и духовным переменам. Можно утверждать, что именно право оказалось важнейшим фактором глубоких социальных трансформаций. Перемены сопровождалось усвоением концепций классиков европейской политической мысли: Монтескье, Канта, Гегеля, а также русских юристов: Б.Н. Чичерина, К.Д. Кавелина, П.И. Новгородцева, М.М. Ковалевского, Б.А. Кистяковского, Е.Н. Трубецкого. Идеи европейских и отечественных либеральных государствоведов всё интенсивнее включались в политический дискурс. Это было время оптимистической веры в возможность скорейшего создания правового государства, реализации принципов естественных прав человека на жизнь, свободу и собственность

В числе защитников прав личности выступил академик А.Д. Сахаров. Концепция академика А.Д. Сахарова во многом исходила из доктрины конвергенции капитализма и социализма. Уже в ранних своих выступлениях и статьях он подверг критике бездуховность советского общества, подавленную «абстрактным и бесчеловечным по своей сущности, отчужденным от личности авторитетом (государственным, или классовым, или партийным, или авторитетом вождя)». По его мнению, будущий строй должен стать экономикой смешанного типа, сочетающей максимум гибкости, свобод, социальных достижений и «возможностей общемирового регулирования». Установление данного строя сопровождается демилитаризацией, укреплением международного доверия, защитой человеческих прав, закона и свободы, глубоким социальным прогрессом и демократизацией, укреплением нравственного, духовного, личного начала в человеке. А.Д. Сахаров предложил реализовать следующие принципы правового государства: «Свобода слова и информации, возможность судебного оспаривания гражданами и общественными организациями действий и решений всех органов власти и должностных лиц в ходе независимого разбирательства; демократизация судебных и следственных процедур (допуск адвоката с начала следствия, суд присяжных; следствие должно быть выведено из ведения прокуратуры: её единственная задача - следить за исполнением Закона)». Данные принципы должны были стать основой общества, в котором синтезированы ценности социальной справедливости и прав человека. Предложения А.Д. Сахарова и других правозащитников во многом реализовались и вошли в Конституцию РФ. На её основе был разработан ряд законопроектов, формирующих новые институты правового государства: многопартийности, демократии, разделения властей, местного самоуправления, предпринимательства и др. Предложения А.Д. Сахарова стали практической нормой новой российской системы правосудия: появились суды присяжных, следствие было отделено от прокураторы. Эти и другие преобразования включали Россию в систему европейских цивилизованных государств и связывали с дореволюционной либерально-демократической политической и правовой культурой.

Глобализация общества неизбежна. Космополитизация общества вызывает защитную подсознательную реакцию у разных народов перед угрозой их ассимиляции. В итоге это подталкивает народы к объединению внутри себя и созданию сетевой национальной структуры общества с ячейками-общинами. Сегодня резко возрастает национальное самосознание народов России строить наше общество надо не на социальном и не на экономическом фундаменте, а на более крепком и глубоком - мировоззренческом. Этот фундамент не советский, не монархический и даже не христианский или исламский, а гораздо более ранний - ведический, заложенный в древней цивилизации, существовавшей на территории нашей страны. Это то общее, что объединяет русских людей независимо от отношения к религии и политических взглядов (коммунистов, монархистов, христиан, язычников, атеистов и т.д.) - это общий мировоззренческий фундамент нашего народа.

Новое государство должно работать по принципу действия живого организма, использовать накопленные знания по вопросу выживания общества, а не равняться на те «ценности», которые нам навязывает «демократический» и «свободный» мир. Сокращение численности коренного населения, происходящее на Западе и у нас, - не показатель цивилизованности общества, а фактор вымирания того или иного народа, утрачивающего свои традиционные защитные механизмы, заложенные еще в древние времена. Применение видеализма в практике раскрывает глаза на многое, кажущееся сегодня непонятным, что позволяет выбирать верный путь в будущее.

Недопустимо возрождать тот монополистический, уравнительный социализм, который у нас уже был. При всех своих плюсах, он был затратным, истощал природные ресурсы, плодил иждивенцев, ослаблял способность людей к самовыживанию, и привел к застою.

Надо дать возможность каждому человеку заработать (или получить при нетрудоспособности) необходимый для жизни и воспроизводства себя минимум, включающий расходы на 2-3 ребенка на каждую семью. (В будущем получение этого минимума может быть бесплатным, как предлагает в своем проекте Л.Г.Ивашов.) Всячески поощрять многодетность - древнейшую традицию русского народа. Люди должны иметь возможность заработать честным трудом и государство для обеспечения социального мира должно регулировать налогами разницу в доходах богатых и бедных.

Каждый человек имеет право верить в то, во что он считает необходимым, или не верить в существование высших сил. Пока существует непознанное (а оно будет всегда), останется место и сверхъестественному, во что можно только верить.

Новое мировоззрение 21 века на основе Видеализма объединит всех, так как главная потребность народов - жить и стабильно развиваться на нашей планете, но каждый по-своему, учитывая интересы других народов, продолжая себя в этом мире в своих потомках и полезных для общества делах.

Список используемой литературы

1. Демидов А. И. Малько А. В. Политология в вопросах и ответах М., 1998.

2. История политических и правовых учений. Под ред. В. С. Нерсесянца. М., 1996.

3. Макаренков Е. В. Сушков В. И. Политология: Альбом схем. М., 1998.

4. Марченко М. Н. Теория государства и права. М., 1996.

5. Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1997.

6. Общая теория права. Под ред. Пиголкина А. С. М., 1996., гл. III, параграф 1, с. 61-63.

7. "Теория государства и права" Курс лекций под редакцией Матузова и Малько Саратов, 1995

8. "Права человека" Учебник под редакцией Лукашева Е.А.М, 1999

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
 
Предметы
Банковское дело
Бухучет и аудит
География
Журналистика
Информатика
История
Культурология
Литература
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Охрана труда
Педагогика
Политология
Право
Психология
Религиоведение
Сельское хозяйство
Социология
Спорт
Техника
Товароведение
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее