Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow История политических и правовых учений

История политических и правовых учений


Вопрос 1

Систематизируйте информацию о том, в какой стране и когда возникли основные идеи (теории) в области политических и правовых учений, в какой стране и когда эти идеи (теории) «возродились» в новом виде. Составьте соответствующую таблицу, укажите авторов данных идей (теорий).

Ответ:

преемственность аристократия эксперт

Название идеи (теории)

Автор

Другие представители

Анархическая теория

Лао-Цзы (Китай,VI в. до н.э.)

П.-Ж. Прудон (Франция, XIX в.), М. Бакунин, П. Кропоткин (Россия, XIX в.)

Договорная теория происхождения государства

Мо-Цзы (Китай, V в. до н.э.)

Европейские рационалисты и просветители XVII - XVIII в.в. - Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш.-Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо

Теория этатизма

Шан Ян и другие легисты Др. Китая (IV - III в.в. до н.э.)

Н. Макиавелли (Италия, XVI в.), Г. Гегель (Германия, XIX в.)

Идея ненасилия

Будда (Индия, VI - III в.в. до н.э.)

Л. Толстой (Россия, ХХ в.), М. Ганди (Индия, ХХ в.)

Теория Аристократии

Пифагор, Гераклит, Платон (Др. Греция, VI - IV в.в. до н.э.)

Ф. Ницше (Германия, XIX в.)

Идея гражданского общества

Аристотель (Др. Греция, IV в. до н.э.)

Г. Гегель (Германия, XIX в.)

Теория естественного права

Софисты Др. Греции (VI - IV в.в. до н.э.)

Европейские просветители XVIII в. - Вольтер, Дж. Локк, Ш.-Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо

Идея смены эпох в развитии общества

Гесиод (Др. Греция, VIII в. до н.э.)

Дж. Вико (Италия, XVIII в.)

Идея общего блага

Аристотель (Др. Греция, IV в. до н.э.)

Цицерон (Др. Рим, I в. до н.э.), Ж.-Ж. Руссо (Франция, XVIII в.)

Теория правового государства

Цицерон (Др. Рим, I в. до н.э.)

Ш.-Л. Монтескье (Франция, XVIII в.), И. Кант (Германия, XVIII в.)

Идеи коммунистического переустройства общества

Платон (Др. Греция, IV в.в. до н.э.)

Т. Мор (Англия, XVI в.), Т. Кампанелла (Италия, XVII в.), К. Маркс (Германия, XIX в.)

Идея противопоставления политики и морали

Софисты Др. Греции (VI - IV в.в. до н.э.)

Н. Макиавелли (Италия, XVI в.)

Вопрос 2

По мнению итальянского ученого В. Парето, «история обществ есть большей частью история преемственности аристократий», в обществе всегда правит «ничтожное меньшинство» в виде «правящей элиты». Является ли данное мнение верным или не является? Как данное утверждение соотносится с теорией демократии? Аргументируйте свой ответ.

Ответ:

Слово "элита" в переводе с французского языка означает "лучшее, отборное, избранное", "лучшее в своем роде".

В другом, более узком значении понятие "элита" относится к лучшей, наиболее ценной для общества группе, стоящей над массами и призванной в силу обладания особыми уникальными качествами управлять ими, создавать образцы и нормы поведения, направлять общественное развитие.

Первые представления о значении и роли элиты в социальной жизни возникли в рамках рабовладельческого и феодального обществ, где в образе избранной элиты выступала аристократия (от греч. aristos - наилучший) в форме индийских каст (кшатрии и брахманы), древнеримских патрициев, благородных сословий (дворянства и духовенства) Средневековой Европы.

В. Парето - современник Г. Моски - полагал, что к элите следует относить лиц, являющихся самыми квалифицированными и способными в соответствующих областях человеческой деятельности. Он, так же как и Моска, исходил из весьма близкой идеи о наличии в сфере управляющей деятельности каждого общества двух значительно обособленных групп  правящих и управляемых. Самое большое новшество, предложенное вышеупомянутыми итальянскими мыслителями при обсуждении этого вопроса, состояло в утверждении, что в обществе всегда правит «ничтожное меньшинство» в виде «политического класса»  или «правящей элиты». Вклад Парето в современную политическую теорию связан главным образом с определением структуры власти и сосредоточением внимания на групповом характере реализации власти в любой её форме.

В работах В. Парето общество предстает в виде пирамиды с элитой на вершине. Наиболее одаренные из низов поднимаются наверх, пополняя ряды правящей элиты, члены которой, в свою очередь, деградируя, "опускаются вниз", в массы. Происходит циркуляция, или "круговорот элит". В.Парето приписывал управляющим два главных качества: умение применять силу там, где это необходимо. Сила и управление являются инструментами господства на всем протяжении истории.

Неизбежность деления общества на управляющую элиту и управляемые массы, Парето выводил из неравенства индивидуальных способностей людей, проявляющихся во всех сферах социальной жизни. Он выделял элиту политическую, экономическую, военную, религиозную.

Парето делал упор на том, что лидеры никогда не уступают свою власть "массам", а только другим, новым лидерам. Необходимость управления организацией требует создание аппарата, и власть концентрируется в его руках. Партийная элита обладает преимуществами перед рядовыми членами, имеет больший доступ к информации, возможности оказывать давление на массу. Профессиональные функционеры профсоюзов, партий социалистической ориентации, особенно ставшие членами парламента, меняют свой социальный статус, вовлекаются в правящую элиту и начинают защищать ее интересы, собственное привилегированное положение.

Элита - это та часть общества, которая имеет доступ к инструментам власти.

Концепции элит Г. Моски, В. Парето и Р. Михельса положили начало широким теоретическим и эмпирическим исследованиям групп, руководящих государством или претендующих на это. Современные теории элит разнообразны. Среди них можно выделить целый ряд направлений. Исторически первой группой теорий, не утративших современной значимости, являются уже вкратце рассмотренные концепции макиавеллистской школы (Г. Моска, В. Парето, Р. Михельс и др.)- Их объединяет подход, позволяющий выделить следующие общие черты элит:

1) признание элитарности в любом обществе, его разделение на привилегированное властвующее творческое меньшинство и пассивное нетворческое большинство. Такое разделение закономерно вытекает из естественной природы человека и общества;

2) особые психологические качества элиты. Принадлежность к ней связана в первую очередь с природными дарованиями и воспитанием;

3) групповая сплоченность. Элита представляет собой более или менее сплоченную группу, объединяемую не только общностью профессионального статуса и социального положения, но и элитарным самосознанием, восприятием себя особым слоем, при-званным руководить обществом;

4) легитимность элиты, более или менее широкое признание массами ее права на политическое руководство;

5) структурное постоянство элиты, ее властных отношений. Хотя персональный состав элиты изменяется, ее отношения господства в своей основе неизменны. Так, например, в ходе истории сменялись вожди племен, монархи, бояре и дворяне, парламентарии и министры, народные комиссары и партийные секретари и т.п., но отношения господства и подчинения между ними и народными массами сохраняются;

6) формирование и смена элит в ходе борьбы за власть. Господствующее привилегированное положение стремятся занять многие люди, обладающие высокими психологическими и социальными качествами, однако никто не хочет добровольно уступать им свои посты и положение. Поэтому скрытая или явная борьба за место под солнцем неизбежна.

Макиавеллистские теории элит подвергаются критике за преувеличение значения психологических факторов, антидемократизм и антилиберализм (игнорирование личностной свободы каждого человека), за переоценку роли руководителей и недооценку активности масс, недостаточный учет эволюции общества, циничное отношение к борьбе за власть. Такая критика не лишена оснований.

Преодолеть слабости макиавеллистов пытаются ценностные теории элиты. Они, как и макиавеллистские теории, считают элиту главной конструктивной силой общества, однако значительно смягчают свою позицию по отношению к демократии, стремятся приспособить элитарную теорию к реальной жизни современных демократических государств.

Многообразные ценностные теории элит существенно различаются по степени их аристократизма, отношению к массам, демократии и т.д. Однако они имеют и ряд общих установок:

* Элита -- наиболее ценный элемент общества, обладающий высокими способностями и показателями в особенно важных для всего государства сферах деятельности.

* Господствующее положение элиты отвечает интересам всего общества, поскольку это наиболее продуктивная и инициативная часть населения, к тому же обычно обладающая более высокими нравственными устремлениями. Массы же -- это не мотор, а лишь колесо истории, проводник в жизнь решений, принимаемых элитой.

* Формирование элиты -- не столько результат ожесточенной борьбы за власть, сколько следствие естественного отбора обществом наиболее ценных представителей. Поэтому общество должно стремиться совершенствовать механизмы такой «селекции», вести поиск своих достойных представителей, рациональной, наиболее результативной элиты.

* Элитарность закономерно вытекает из равенства возможностей и не противоречит современной представительной демократии. Социальное равенство должно пониматься как равенство возможностей, а не результатов, социального статуса. Поскольку люди не равны физически, интеллектуально, по своей жизненной энергии и активности, для демократии важно обеспечить им примерно одинаковые стартовые условия. На финиш же они придут в разное время, с разными результатами. Неизбежно появятся социальные чемпионы и аутсайдеры.

Ценностные теории элиты рассматривают эволюцию руководящего слоя как результат изменения потребностей социальной системы и ценностных ориентации людей. В ходе развития у общества отмирают многие старые и возникают новые потребности, функции и ценностные ориентации. Это приводит к постепенному вытеснению носителей наиболее важных для их времени качеств новыми людьми, отвечающими современным требованиям.

Так в ходе истории произошла смена аристократии частными предпринимателями, которые в свою очередь сменяются менеджерами и интеллектуалами.

Некоторые сторонники ценностной трактовки элит делали попытки определить конкретные показатели, параметры элиты, характеризующие последствия ее влияния на общество. Так, Н. Бердяев на основе анализа опыта различных государств и народов вывел коэффициент элиты как отношение высокоинтеллектуальной части населения к общему числу грамотных. Как только этот коэффициент опускался примерно до одного процента, империя прекращала существование, в обществе наблюдались застой и закостенение. Сама же элита превращалась в касту, жречество. (В России в 1913 г. коэффициент элиты был очень высок -- примерно шесть процентов.)

Ценностные теории элиты претендуют на наибольшее соответствие реальностям современного демократического общества. Их идеал -- это здоровое, спокойное общество с неизбежной иерархической структурой, в котором индивид обладает счастьем знать свое место, а элита -- внутренним авторитетом. По существу таких же представлений об обществе придерживаются современные неоконсерваторы. Они утверждают, что элитарность необходима для демократии. Но сама элита должна служить нравственным примером для других граждан и внушать к себе уважение. Подлинная элита не властвует, а руководит массами с их добровольного согласия, выражаемого на свободных выборах. Высокий авторитет -- необходимое условие демократической элитарности.

Ценностные представления об элитах лежат в основе концепций демократического элитизма, получивших широкое распространение в современном мире. Видные представители этого направления -- Р. Даль, С. М. Липсет, Л. Зиглер и др. Теории элитарной демократии исходят из предложенного И. Шумпетером понимания демократии как конкуренции между потенциальными руководителями в борьбе за доверие и голоса избирателей.

Элитарные теории демократии рассматривают руководящий слой не только как группу, обладающую необходимыми для управления качествами, но и как защитника демократических ценностей, способного сдержать часто присущий массам идеологи-ческий и политический иррационализм, эмоциональную неуравновешенность и радикализм.

Элиты присущи всем обществам и государствам, ее существование обусловлено действием следующими факторами:

1) психологическим и социальным неравенством людей, их неодинаковыми способностями, возможностями и желанием участвовать в политике;

2) законом разделения труда, который требует профессионального занятия управленческим трудом как условия его эффективности;

3) высокой общественной значимостью управленческого труда и его соответствующим стимулированием;

4) широкими возможностями использования управленческой деятельности для получения различного рода социальных привилегий. Известно, что политико-управленческий труд прямо связан с распределением ценностей и ресурсов;

5) практической невозможностью осуществления всеобъемлющего контроля, за политическими руководителями;

6) политической пассивностью широких масс населения, главные жизненные интересы которых обычно лежат вне сферы политики.

Все эти и другие факторы обуславливают элитарность общества. Сама политическая элита внутренне дифференцирована. Она делиться на:

правящую, которая непосредственно обладает государственной властью, т.е. - это политическая элита власти

оппозиционную (т.е. контрэлиту)

высшую, которая принимает значимые для всего государства решения

среднюю, которая выступает барометром общественного мнения (включающая около 5% населения)

административную - это служащие-управленцы (бюрократия)

Также различают политические элиты в партиях, классах и т.д. Но разграничение политических элит не значит, что они не взаимно влияют и не взаимодействуют друг с другом.

Таким образом, элитарность современного общества - это реальность. Устранить же политическую элитарность можно лишь за счет общественного самоуправления. Однако на нынешнем этапе развития человеческой цивилизации самоуправление народа - это скорее привлекательный идеал, утопия, чем реальность.

Для демократического государства первостепенную значимость имеет не борьба с элитарностью, а решение проблемы формирования наиболее квалифицированной, результативной и полезной для общества политической элиты, своевременного ее качественного обновления, предотвращения тенденции отчуждения от народа и превращения в замкнутую господствующую привилегированную касту. Иными словами, речь идет о необходимости создания соответствующих институтов, которые обеспечивали бы эффективность политической элиты и ее подконтрольность обществу.

Уровень решения этой задачи во многом характеризует социальная представительность элиты, т.е. представление различных слоев общества, выражение их интересов и мнений в политической элите. Такое представительство зависит от многих причин. Одна из них - социальное происхождение и социальная принадлежность. Строго говоря, социальная принадлежность во многом определяется принадлежностью к элите, поскольку вхождение в элиту обычно означает приобретение нового социального и профессионального статуса и утрату старого.

Непропорциональность в социальных характеристиках элиты и населения в современных государствах достаточно велика. Так, например, сегодня в странах Запада выпускники университетов представлены элите значительно шире, чем другие группы. Это связано с достаточно высоким социальным статусом родителей. В целом же непропорциональность представительства различных слоев в политической элите обычно растет по мере повышения статуса занимаемой должности. На нижних этапах политико-управленческой пирамиды низшие слои населения представлены значительно шире, чем в верхних эшелонах власти.

Проблема соотношения элитаризма и демократии привлекала и привлекает большое внимание. Существуют как крайние точки зрения, которые противопоставляют элиты и демократию, так и теории, утверждающие, что наличие властных элит не уничтожает демократии. Авторы этих теорий доказывают, что демократический характер политической системы сохраняется благодаря существованию в ней многих конкурирующих элит и их открытостью.

Центральной проблемой для демократии становится проблема организации эффективного контроля общества перед элитой, который позволит предотвратить расширение властных притязаний элиты и сохранить за населением решающую роль в решении важнейших вопросов. Такая система контроля должна включать в себя:

1) гласность и свободу критики элит;

2) политический плюрализм и свободную конкуренцию элит;

3) разделение властей;

4) открытость элит;

5) строгое соблюдение законности и демократических процедур.

Современное демократическое устройство дает возможность реализовать все эти условия. Поэтому сочетание элит и демократии возможно и необходимо.

Вопрос 3.

Американский социолог Б. Беквит считает, что на последних стадиях политической эволюции (включая постсоциализм) демократия будет заменена правлением экспертов, точнее организациями экспертов. И это будет более эффективное правление, нежели правление при помощи избирателей и избранников народа, поскольку эксперты более талантливы, лучше образованы и более опытны в специальных вопросах. Является ли данное утверждение верным или не является? Какие тенденции существуют в настоящее время в данной области? Как данное утверждение соотносится с мнением Ф. Фукуямы «о конце истории»?

Ответ:

Концепция экспертократии базируется на теории "нового класса", под которым понимается группа высокообразованных специалистов, чей доход не определяется собственностью, но является прямо пропорциональным интеллектуально-творческому потенциалу. В центре концепции экспертократии стоит, таким образом, не технический специалист и не менеджер,а эксперт -- специалист-ученый. И если неоконсервативное направление концепции экспертократии фокусирует внимание на интерпретации интеллигенции в качестве класса ("класс экспертов"), объединенного общностью образования, стиля мышления и ценностных идеалов, то радикальное направление данной концепции акцентирует идеологический характер данной общности и критический потенциал его коллективного сознания. Интеллигенция как класс обладает не только высоким и во многом универсально-общим культурным потенциалом, но и "культурой критического дискурса". Феномен дискурса содержательно переосмыслен в рамках данного направления и получает свою расширительную трактовку, которая основывается на трактовке дискурса в качестве своего рода рефлексивной речевой коммуникации, предполагающей самоценное обсуждение (проговаривание) и интерпретацию всех значимых для участников коммуникации ее аспектов. Это создает своего рода коммуникативную реальность, не совпадающую с реальным социальным фоном ее протекания: последний и не принимается на уровне позитивистской констатации, и не отрицается на уровне субъективного алармизма, он просто дистанцируется, освобождая место для "коммуникативного пространства". В радикальном направлении концепции экспертократии семантико-аксиологический фокус смещается с коммуникативных аспектов дискурса на социально-критические. Возможно утверждения Беквита не совсем верны, ведь формирование в структуре общества класса, который, с одной стороны, автономен, дискурсивно дистанцирован от нормативной социальной структуры, а с другой критически ориентирован по отношению к последней, означает конституирование не просто маргинальной, но дестабилизирующей социальной силы, поскольку в рамках критического дискурса как средства достижения автономии интеллектуалами проговариваются деструктивно-критические интерпретации наличной социальной среды, являясь готовыми идеологическими программами для оппозиции. Более того, в случае если социальный фон дискурсивных практик оказывается неадекватным (оказывает сопротивление автономизации), он выступает специальным целеположенным объектом деструкции -- во имя все той же возможности автономии. Подобная, казалось бы, маргинальная позиция интеллигенции как субъекта автономии на деле оказывается социально акцентированной и доминирующей, а решающее значение "критической свободной мысли интеллектуалов" в истории позволяет говорить о реальной экспертократии, целью которой оказывается автономия интеллектуалов.

В настоящее время в ряде стран технократизм проник во все сферы общественной жизни и проявляется в них в разнообразных формах и вариантах. Например, в области ценностных ориентаций Х. Сколимовски выделяет "простодушно-технократический" подход, заменяющий фундаментальные ценности человеческого существования техническими (как равноценными), операциональными преимуществами и максимизацией "ценностей при помощи простых математических функций". В настоящее время в технократизме видят господство технических экспертов. Технократию отождествляют с "экспертократией". Ещё в античную эпоху софист Протагор считал, что (каждый) человек является мерой всех вещей (anthropos metron panton). Субъективистскую суть протагоровской формулы нейтрализовал Демокрит, доказывавший, что мерой и судьёй (экспертом) всех вещей является не любой человек, а человек знающий - мудрец. В конечном счете, человечество передало функцию интерпретатора меры вещей специалисту - эксперту в той или иной области знания. Долгое время это казалось справедливым. К середине ХХ века возникают ситуации, в ходе которых эксперты сосредоточивают внимание на однажды заученных ими узкоспециальных и профессиональных методах и оценках. Они становятся носителями однобоких подходов в решении важных социально-технических задач.

Соединение гражданской и профессиональной ответственности требует, чтобы к диалогу, в ходе которого принимаются профессионально и социально ответственные решения, помимо экспертов привлекались представители других областей знания, в том числе общественных наук, социальной философии, этики, юриспруденции, психологии, экологии. Но и этого недостаточно. Даже все вместе они не могут подменять демократическое решение граждан-налогоплательщиков. Последние, конечно, должны учитывать мнение технических специалистов - экспертов. Учитывать, но не следовать слепо ни их мнению, ни тем средствам, с помощью которых подобные решения вырабатываются. В этой связи сомнительными являются попытки наделить экспертными функциями многоступенчатые компьютерные программы. Особенно если на них возлагают ответственность за запуск ракет с термоядерными боеголовками. Так или иначе, но у нас - граждан "нет иного выбора, как брать на себя ответственность и риск осуществлять разумно управляемый прогресс", - пишет немецкий философ Ханс Ленк в книге "Размышления о современной технике". Другой представитель немецкой философии техники Ханс Йонас предлагает руководствоваться своеобразным категорическим императивом инженерной этики будущего: "Поступай так, чтобы последствия твоих же действий были совместимы с постоянностью подлинного человеческого бытия на Земле".

Последние два десятилетия прошедшего века ознаменовались торжеством идей западного либерализма, и тезисом Ф.Фукуямы: «вестернизации», как последовательному подчинению через постоянно расширяющуюся систему мировых рынков западным ценностям и западному образу жизни всех экономически активных слоев населения Земли альтернативы нет». Продолжается экономическая интеграция при сохранении, с помощью глобальных финансовых и экономических институтов, доминирования нескольких западных стран, которое подкрепляется концентрацией у них ключевых интеллектуальных и информационных ресурсов. Расширяется процесс установления универсальных («общечеловеческих») норм и правил в международных отношениях. Растущее сообщество демократических государств на протяжении всего ХХ столетия было во многом гарантом демократических прав и свобод. Кумулятивный эффект процессов либерализации, коммерциализации и демократизации вызвал глобальное изменение роли национального государства (феномен «денационализации»), что со всей остротой поставило перед демократической общественностью вопрос о необходимости поиска новых демократических процедур, помимо распространенного способа принятия решения большинством голосов (непосредственно или через законно избранных представителей), которое основано на чувстве национальной идентичности.

Модель принятия решения консенсусом, в результате рационального и всестороннего обсуждения, проводимого экспертами, также базируется на чувстве коллективной идентичности (экспертократия, по Ю.Хабермасу), и может быть дополнена моделью интерактивных опросов телезрителей или участников других телекоммуникационных сетей (телекратия). Однако без демократизации международных глобальных и региональных институтов разрешить парадокс демократического управления (если нет коллективистской идентичности, то демократические механизмы принятия решения представляются малоэффективными) разрешить не удастся.

Список использованной литературы:

1. Политология: Учеб. пособие / Под ред. М.А.Василика; СПб.; Изд-во СПБ ГТУ, 2004;

2. История политических и правовых учений. // Учебник под ред. В.С.Нересянца. - М., 1998;

3. Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. - издательство АСТ, 2004;

4. Генон Рено. Кризис современного мира./Сборник работ западных философов XX - XXI веков Апокалипсис Смысла. М:. Алгоритм 2007. С. 184;

5. Чоран Э.М. Механика утопии./ . Сборник работ западных философов XX - XXI веков Апокалипсис Смысла. М:. Алгоритм 2007. С. 226;

6. Бачинин В.А., Сандулов Ю.А. История западной социологии: Учебник. СПб., 2002;

7. Гаман-Голутвин О.В. Определение основных понятий элитологии. // Полис. , 2000 г., №3;

8. Малькова Т.П., Фролова М.А. Массы. Элита. Лидер. М., 1992г

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
 
Предметы
Банковское дело
Бухучет и аудит
География
Журналистика
Информатика
История
Культурология
Литература
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Охрана труда
Педагогика
Политология
Право
Психология
Религиоведение
Сельское хозяйство
Социология
Спорт
Техника
Товароведение
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее