Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Геополитика: теория, методология, практика

Формирование основных школ геополитики

В первой половине прошлого столетия шел процесс становления геополитики как самостоятельной системы знаний. Очень серьезные основания для нее были заложены еще в XIX в., в том числе и трудами российских мыслителей. Анализ истории геополитических идей позволяет, прежде всего, сформулировать основные законы геополитики, а также систему методов, опираясь на которые государства реализуют свои национальные интересы, получают доступ к ресурсам. Таким образом, исследование различных школ геополитики позволяет отчетливо обозначить геостратегию различных государств на международной арене и тем самым представить геополитику как науку, с ее приемами, техникой, возможностями, в том числе и семиотическими.

В рамках данного раздела автор ограничился изложением нескольких основных школ геополитики, которые наглядно иллюстрируют как возможности геополитического анализа, так и разноплановость геостратегий, определяемых географической средой, цивилизационными, культурными факторами.

Исторически первой самостоятельной школой геополитики в большинство специалистов считает «Органическую» школу геополитики, которая придавала исключительное значение природным факторам. Классиками данной школой считаются немец Фридрих Ратцель (1844-1904) и швед Рудольф Челлен (1864-1922). Их перу принадлежат такие работы как «Политическая география» (1897), «Море, источник могущества народов» (1900), «Великие державы» (1910), «Государство как форма жизни» (1916) и др. Р. Челлен был первым, кто ввел понятие «геополитика» для системного анализа политических процессов в планетарном масштабе.

Государство, будучи субъектом международной жизни, в рамках данной школы обозначается одновременно и как биологический организм, укорененный в почву и борющийся за свое существование. Наибольшее влияние на его развитие оказывают два природных фактора: море и климат. Эти факторы обуславливают как динамизм в развитии, так различия в характере населения различных стран. В конечном счете, это стимулирует и формирование определенного образа жизни с его культурными характеристиками. Идеальное государство - это такое, которое наиболее органично сочетает географические, демографические и этнокультурные параметры нации. Устойчивость культуры и государства зависит от плотности заселения территории (чем менее заселена, тем сложнее выстоять), от природных географических условий и способности защищаться от воздействия других культур. Если совокупность данных факторов оказывается достаточно высокой, государство способно устойчиво развиваться. К основным законам развития государства представители данной школы отнесли следующие правила. Правило «борьбы за существование», которое проявляется, прежде всего, в войне. Политики лишь пролагают путь этой естественной необходимости. Государство успешно борется за свое существование, если соблюдается еще одно важное правило - производство в государстве не должно быть ни чисто аграрным, ни чисто индустриальным. В случае наличия крайности государство нуждается в мире с соседними государствами и не способно вести войны за новые территории. Основной целью борьбы за существование является стремление к расширению своего пространства. Сильное государство поглощает слабые государства, вбирает в себя все ценные элементы физического окружения. Если государство не придерживается данных правил борьбы за существование, то оно разлагается. Таким образом, с позиций данной школы геополитики пространственное расширение (внешнее) и сжатие государства является естественным процессом. Принципа нерушимости границ не существует, внешняя колонизация закономерна и осуществляется она в основном через войну.

В трудах Ратцеля и Челлена содержатся все основные идеи, на которые и поныне опираются различные школы геополитики.

К органической школе геополитики очень близко примыкают геополитические концепции немецкой школы, которые в истории геополитических идей занимают весьма заметное место. Наиболее интересные концепции поведения государств на международной арене были представлены Карлом Хаусхофером и его сыном Альбертом, а также Карлом Шмитом.

Карл Хаусхофер (1869-1946), родился в Мюнхене в профессорской семье. Став профессиональным военным, прослужил в армии офицером более двадцати лет. Оставил службу по состоянию здоровья и затем преподавал в Мюнхенском университете. С 1924 г. издавал геополитический журнал, где систематически публиковался. За годы своей научной карьеры Хаусхофер написал более 400 книг. После прихода нацистов к власти Хаусхофер был назначен руководителем созданного в 1933 г. института геополитики. Этот институт руководил всеми учреждениями, занимавшимися геополитикой. Однако после отъезда Гесса в Англию (1939) отношения К. Хаусхофера с нацистами осложнились. Его сын Альбрехт был казнен по обвинению в соучастии покушения на Гитлера 20 июля 1944 г., после чего Хаусхофера стали считать «врагом народа» и даже некоторое время ему пришлось посидеть в концлагере Дахау.

Суть его геополитической доктрины сводиться к следующим положениям. Возрождение страны становиться возможным при условии, что граждане умеют геополитически мыслить, а политики способны геополитически действовать. Решение этой задачи, с его точки зрения, предполагало включение курса геополитики в учебные планы не только университетов, но и средних школ.

Германское государство, по определению К. Хаусхофера, является континентальным государством, а германский народ продолжением евразийской, азиатской традиции. Поэтому морская цивилизация с этих позиций определяется им как геополитический противник Германии. Чтобы эффективно противостоять морским державам, необходимо создать континентальный блок по оси Берлин - Москва - Токио. Только это может стать достойным ответом на морскую стратегию и обеспечить неуязвимость перед методами англо-саксонского мира. Пока Германия и Россия не будут конфликтовать, Евразию невозможно будет подчинить интересам морских государств.

Стремление к расширению своего жизненного пространства является для государств главной движущей силой. Контролируемое пространство выступает важнейшим показателем величия той или иной державы, его экономической независимости и одновременно характеризует степень свободы на международной арене. Россия и Германия должны расширять свое пространство за счет реорганизации земель Восточной Европы и за счет освоения гигантских незаселенных азиатских пространств. Расширение контролируемого Германией пространства не должно было происходить за счет колонизации российских земель.

И, наконец, обеспечить свою безопасность в Евразии Германия и Россия смогут, только создав буферные зоны безопасности по меридианам в ЮВА (Индийский океан) и Восточной Азии.

На протяжении 1920-1930-х гг. К. Хаусхофер выступает за укрепление советско-германского союза. Германия, с его точки зрения, должна объединить Европу и тем самым добровольно подвести Россию к согласию на Германский контроль над Евразией.

Объясняя поражение Германии во Второй мировой войне, К. Хаусхофер утверждал, что основной причиной этого являлась ставка Гитлера не на географические и геополитические факторы, а на расистские подходы. В рамках этого подхода евразийские народы уже провозглашались расовыми противниками Германии, а коммунизм - антигерманской идеологией, поскольку еврейская доктрина марксизма стремиться к устранению всех нееврейских государств. Если евреи при помощи марксизма смогут этого добиться, то их победный венец будет для всего человечества смертным. Поэтому, с точки зрения Гитлера, стратегия Германии заключается не в борьбе с морскими государствами, а с мировым еврейством, воплощенным прежде всего в большевистском правительстве России. На основе такого культурно-исторического кругозора Гитлер определяет и международно-политическую ориентацию третьего рейха. В результате получился союз «Берлин - Рим - Токио», но без Москвы это была жалкая пародия на подлинный континентальный блок. Это понимал и сам Хаусхофер, который считал, что у Германии «Восточная судьба», основанная на долговременном евразийском союзе.

Немецкая школа геополитики представлена также классиком политологии и юриспруденции Карлом Шмиттом (1888-1985). Его работы «Номос Земли», «Земля и море» посвящены влиянию геополитических факторов на цивилизацию и политическую историю. Кроме того, в работах «Политическая теология», «Понятие политического» К. Шмит дал блестящую критику либерализма, признавая идеи права и правового государства социальной демагогией. В 1959 г. К. Шмитт выпустил труд «Планетарная напряженность между Востоком и Западом и противостояние Суши и Моря», который стал важнейшим документом современной геополитической науки.

С точки зрения Шмитта, необходимо говорить не о правах индивида, а о праве народа. Каждый народ имеет право на культурную суверенность, на сохранение своей духовной, исторической и политической идентичности. При этом К. Шмитт доказывает существование связи политической системы, культурных особенностей народа с пространством. Это сочетание он называет «Номос». Существуют два глобальных сочетания политической системы с пространством: морское существование (Корабль) и сухопутное существование (Дом). И Корабль и Дом создаются с помощью технических средств, но их основное различие состоит в том, что Номос моря - это абсолютно искусственное, техническое средство существование, в котором отсутствует фиксированная структура взаимоотношений, в силу чего оно более динамично и в нем более свободно совершаются технические открытия. Для континентальной среды характерна фиксированная структура нормативов, консерватизм в социальной, культурной жизни, что не позволяет действовать свободно в области технических открытий.

Таким образом, геополитическое противостояние сухопутных держав с морскими является не только экономическим и военным, но это противостояние и идеологическое, философское. Согласно учению Шмитта, людям суждено в силу происхождения, географических связей, расовых особенностей относится друг к другу дружественно или враждебно. Наличие морского и континентального миров лежит в основе цивилизационного противостояния, постоянно порождает планетарное напряжение и стимулирует весь процесс истории.

Учет этого положения является геополитической методологией для анализа политической истории мира и, как уже отмечалось во вводной лекции, признается в качестве одного из основных законов геополитики. Глобальные планетарные пространства объединяются по имперскому признаку. В основе этих объединений общая стратегия, геополитика, идеология, что обеспечивает тотальную лояльность по отношению к власти. При этом допускается широкая культурная и этническая автономия. Создание такого геополитического пространства - империи полностью определяется политической волей, то есть субъективным фактором.

Когда человечество осваивает всю планету целиком, противостояние двух планетарных пространств достигает всемирно-исторического объема и, кроме того, переносится на воздушную стихию. При этом К. Шмитт подчеркивает одну очень важную особенность данного противостояния: полное экономическое проникновение имеет тот же эффект, что и территориальная оккупация. Экономическому проникновению предшествует навязывание народам и государствам своей идеологии и культуры.

С точки зрения К. Шмита, глобальное противостояние евразийского и англосаксонского Номосов невозможно разрешить на юридической основе, поскольку взаимоисключающими являются их этические основы, а перенос конфликта в воздушное пространство еще в меньшей степени поддается этико-правой структуризации.

Перспектива этого глобального соперничества будет определяться позицией других континентов, которые колеблются и поддаются то в сторону одной противоположности, то в сторону другой. С точки зрения Шмита, если морская модель и торговая этика не сумеют выдавить цивилизационные аспекты континентальной модели и удастся сохранить межконтинентального равновесия, в великое пространство будет превращаться Европа, которая не является ни чисто морской, ни чисто сухопутной. На это пространство не будет претендовать ни одна держава, и общеевропейское пространство будет выполнять функцию рычага между «Большими пространствами», а также и между другими континентами (Азия - Африка).

Таковы в общих чертах положения геополитической концепции, представленной в трудах К. Шмитта. Если взять за основу данную методологию анализа мировой политики, то, безусловно, можно найти концептуальное подтверждение сформулированных К. Шмитом геополитических положений.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Кто является основателем «органической» школы геополитики?
  • 2. Сформулируйте основные законы развития государства.
  • 3. Какие факторы оказывают наибольшее влияние на развитие государства?
  • 4. Что общего между «органической» и немецкой школами геополитики?
  • 5. Чем отличаются геостратегии нацистской Германии и классической школы геополитики К. Хаусхоффера?
  • 6. Какие основные большие исторические пространства выделяет К. Шмитт и в чем их основное отличие?
  • 7. На основе каких принципов объединяются большие пространства?
  • 8. Каковы перспективы развития больших пространств, согласно теории К. Шмита?
  • 9. Почему, согласно теории К. Шмита, невозможно урегулировать борьбу за мировую гегемонию между большими пространствами на юридической основе?
  • 10. Подтверждается ли геополитический анализ К. Шмита?

Атлантическая школа геополитики опирается на идеи англичанина Хэлфорда Маккиндера, (1861-1947), «Географическая ось истории», (1904), «Демократические идеалы и реальность» (1919), «Географическая завершенность земного шара и обретение мира» (1943). Х. Маккиндеру принадлежит идея осевого региона в мировой политике. Для государства самым выгодным является срединное, центральное положение с планетарной точки зрения. Таким центром мира являлись первоначально Центральная Азия, затем приокеанические страны, прежде всего Великобритания, Португалия. Испания, Голландия, Франция. С начала XX в., по мере строительства железных дорог, баланс сил опять изменился в пользу сухопутных держав. Центром глобальных политических процессов стала являться Евразия. В центре евразийского пространства лежит «сердце мира» - «хартленд» - Россия, которая является сосредоточением всех континентальных масс Евразии. Это наиболее благоприятный географический плацдарм для контроля над всем миром. Любая континентальная держава, захватив господствующее положение в осевом регионе, может обойти с флангов морской мир. В начале XX в. геополитическое соотношение начинает меняться в пользу России. Россия в хозяйственный оборот быстро вводит природные ресурсы Сибири и Дальнего Востока, возводит новые города, мощные морские базы, строит современный флот, увеличивает пропускную способность железнодорожных и шоссейных дорог. При этом Маккиндер настойчиво проводил мысль о том, что Россия и морские державы противостоят друг другу как в сфере идеалов, так и выборе средств развития, что в частности проявляется и в политических приоритетах. Западу присуща либеральная демократия, Евразии недемократический авторитаризм, на периферии - промежуточные модели, включающие сочетание обеих идеологических систем. Идея геополитического дуализма лежит в основе всех работ Х. Маккиндера. Опираясь на логику мирового развития на рубеже XIX - начале XX вв., Маккиндер пришел к следующему выводу: «Тот, кто правит Восточной Европой, владеет Сердцем земли. Тот, кто правит Сердцем земли, владеет Мировым Островом (Евразией). Тот, кто правит Мировым Островом, владеет миром».

Какова должна быть стратегия атлантического мира в борьбе с Россией? Прежде всего, западный мир не должен допустить объединения ресурсов России с технологиями Германии. Реализовать это можно через создание буфера между Германией и Россией. Позднее в Версальском договоре данная идея была закреплена соответствующей статьей, которая затем и в теории и на практике получила название «санитарного кордона» и была направлена не столько против Германии, сколько против России. И, наконец, с точки зрения Х. Маккиндера защитить ценности и интересы Западный мир может только сообща, объединив усилия атлантических государств в борьбе с Россией.

Огромный вклад в разработку стратегии атлантического мира внес американский адмирал Алфред Т. Мэхен, (1840-1914), написавший серьезные работы о влиянии морской силы на историю («Влияние морской силы на историю (1660-1783)», «Влияние морской силы на Французскую революцию и Империю (1793-1812), «Заинтересованность Америки в морской силе в настоящем и будущем», «Проблема Азии и ее воздействие на международную политику», «Морская сила и ее отношение к войне»).

Основная идея А. Мэхена сводится к утверждению, что в противостоянии суши и моря сила всегда на стороне того, кто контролирует море. Для морской цивилизации, являющейся торговой цивилизацией, это имеет принципиальное значение. А.Мэхен сформулировал критерии, определяющие геополитический статус морских государств. Наряду с их географическим положением, он большое значение придавал способности политической элиты использовать его в геополитических целях. Для этого требовалось переориентировать население, его способность к занятию торговлей именно на созидание морской силы. Только развитый военный флот, торговый флот и военно-морские базы обеспечивают морскую силу и доминирование на море, а следовательно, и монополизацию торговли. Государство, доминирующее на море, и использующее торговлю как инструмент территориальной экспансии, способно эффективно бороться за расширение своего пространства в планетарном масштабе, обеспечивать доступ к ресурсам. Превращение США в мировую державу при этом возможно обеспечить при условии, если им удастся интегрировать Американский континент под своим стратегическим руководством и нейтрализовать морские притязания таких государств, как Германия, Россия, Япония. Для этого необходимо блокировать евразийский континент по береговым линиям. Основным стратегическим союзником США в реализации геополитических устремлений должна являться Англия, как наиболее ярко выраженное морское государство. Эта программа с успехом была реализована США, которые, превратившись в великую морскую державу, обеспечили доминирующее положение на морских коммуникациях. Поэтому с полным основанием адмирала Мэхэна причисляют к отцам современной геополитики атлантизма.

К основным положениям теории А. Мэхена тесно примыкают идеи другого американца Николаса Спайкмена (Спикмен) (1893-1943). В его работах «Американская стратегия в мировой политике», «География мира» продолжена разработка аналитического метода, обеспечивающего наиболее эффективную стратегию международной политики. Придавая огромное значение географическим, природным факторам, Н. Спайкмен сформулировал факторы, которые определяют геополитическое могущество государства. К числу решающих он отнес природу границ, численность населения, наличие полезных ископаемых, экономическое и технологическое развитие, финансовую мощь, этническую однородность, уровень социальной интеграции, политическую стабильность и национальный дух. Только в том случае, если сумма оценки геополитических возможностей окажется большой, государство способно эффективно отставать свой суверенитет. При этом в отличие от Х. Маккиндера Н. Спайкмен пришел к следующему выводу: что бы доминировать в Евразии, достаточно осуществлять надежный контроль над ее береговой линией. Именно контроль над береговой линией, перевес сил на периферии обеспечивает доступ к ресурсам континентальной массы. Эту периферийную зону, включающую Западную и Центральную Европу, плоскогорные страны Ближнего Востока, Турцию, Иран и Афганистан; затем Тибет, Китай, Восточную Сибирь и три полуострова - Аравийский, Индийский, Бирмано-сиамский, Н. Спайкмен назвал евразийским римлендом (от англ. rim - ободок, край). С его очки зрения, доминирование над римлендом обеспечивает контроль над Евразией, и таким образом обеспечивает доминирующее положение государства в масштабах планеты, то есть статус мировой державы. Полноценно контролировать береговую зону возможно, только опираясь на силу.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Объясните содержание категории «хартленд» и укажите его географические границы?
  • 2. Какие регионы, согласно теории Х. Маккиндера, занимали центральное с планетарной точки зрения положение?
  • 3. Как определяет логику мирового развития в начале XX в. Х. Маккиндер?
  • 4. В чем отличие основных геополитических законов в теориях Н. Спайкмена и Х. Маккиндера?
  • 5. Что является ключом к мировому господству, согласно теории А. Мэхена?
  • 6. По каким критериям определяется мощь морского государства?
  • 7. Какие факторы определяют геополитическую мощь государства?
  • 8. Какие центры мировой мощи выделяет Н. Спикмен?
  • 9. Приведите конкретные исторические факты реализации геостратегии атлантической школы в XX в.

Основные течения русской школы геополитики

В России геополитика известна с 1920-х гг. Этим понятием широко пользовались сторонники евразийской школы. Но сама геополитика как наука, хотя и под другими названиями, развивается в России с 30-х гг. XIX в. Причем еще до этого у нее имелись такие мощные предшественники как В.Н. Татищев и М.В. Ломоносов.

Русская школа геополитики представлена несколькими течениями. Их всесторонний и универсальный анализ невозможно дать в рамках небольшого учебного пособия. Сформулируем только основные, с нашей точки зрения, геополитические подходы, представленные ими. Обратимся, прежде всего, к русской цивилизационной школе геополитики.

В вводной теме уже отмечалось значение цивилизационного подхода для анализа мировых политических процессов. Отметим также, что основы цивилизационной теории были впервые и очень основательно сформулированы в России. Ее основы уже достаточно фундаментально прорабатывались представителями славянофильского учения (возникло в 1834 г.). В большей степени известны такие корифеи славянофильства, как братья Аксаковы, А. Хомяков, Ю. Самарин, И Киреевский. Основной тезис славянофилов - Россия принципиально отличается от Запада. У России иная вера и этнопсихологическая основа. Смысл существования России, ее историческая миссия состоит в объединении славянства, и в этом качестве она должна противостоять Западу, сохраняя свою самобытность

Наиболее зрелых идейно-теоретических результатов славянофильство достигло в последние годы своего развития- работы Р. Фадеева, Н. Данилевского и К. Леонтьева В первую очередь, конечно, упомянем гениальный труд Н.Данилевского «Россия и Европа» (1869). Этот труд (и его развитие в многочисленных последующих статьях автора) заложил основы цивилизационной теории, которую впоследствии так плодотворно разрабатывали О. Шпенглер и Л.Тойнби, а в наше время- С. Хантингтон. С точки зрения Н.Я. Данилевского, человечество - это стихия, которая только в определенных точках складывается в формы. Эти формы есть культурно-исторический тип (цивилизации). Внутри них и осуществляется общее историческое движение. Культурно-исторические типы отличаются по четырем группам признаков: религиозным, культурным, политическим, общественно-экономической деятельности.

Характеризуя европейский тип цивилизации, Н.Я. Данилевский пришел к выводу: коренной чертой европейского характера является насильственность. (Позднее к этому выводу придут практически все наиболее крупные исследователи цивилизаций). Отличительной же чертой России является терпимость, что проявлялось даже в самые грубые времена. Гонения против старообрядцев - это лишь бледная тень в сравнении с европейскими религиозными гонениями. Завоевания, которые проводились русскими в одно и тоже время с испанскими конквистадорами, не привели к уничтожению диких племен, они не были лишены ни свободы, ни собственности, не были обращены победителями даже в крепостное состояние. Политика России по отношению к коренным народам, как и внешняя политика, являлась настолько бескорыстной, что нередко обращалась в несправедливость по отношению к самому русскому народу.

При этом Н.Я. Данилевский утверждал, что Россия приобрела с реформами Петра предельно опасную для своего существования болезнь - европейничанье, которая проявляется в различных формах (замена народного быта иностранными формами, заимствование разных иностранных учреждений и теорий и т.п.). Для освобождения из этого духовного плена и рабства России нужен тесный союз со всеми, кого Европа угнетает и порабощает.

Данилевский Н.Я. утверждал, что культурно-исторические типы не передаются, начала одного типа цивилизации нельзя заменить началами другого типа. В этом случае исчезнет самобытность самостоятельного субъекта истории. Однако это не исключает воздействие их друг на друга различными способами. Предпочтение он отдавал способу воздействия, основанному на элементе сравнения, когда принимаются к сведению, и одновременно могут усваиваться наименее национальные элементы чужой культуры.

Устойчивость цивилизации зависит от уровня интеграции входящих в его состав народов. Необходим политический союз родственных народов. Без духовного и политически независимого славянства, по мнению Н.Я. Данилевского, невозможно обеспечить ни свободу, ни просвещение, ни науку.

Из цивилизационной теории следуют вполне конкретный геополитические вывод: ни одна цивилизация не может представлять высшую точку развития, в сравнении с другими, поскольку прогресс не носит линейный характер. Следовательно, господство какого-либо одного культурно-исторического типа приводит к унификации, то есть уничтожению других культур.

В дальнейшем идеи Данилевского продолжены в работах Освальда Шпенглера, Арнольда Тойнби, Самуэля Хантингтона и др. Цивилизационная теория геополитики наиболее непримиримо противостоит мондиалистской концепции мирового развития, предусматривающей глобальный контроль США над миром прежде всего через культурные факторы.

И, тем не менее, история развития славянофильской геополитической школы, несмотря на ее пантеон титанов мысли, заканчивается К. Леонтьевым и Н. Победоносцевым. Почему? По чисто методологическим причинам. Метафизика исчерпала свои возможности в геополитике, системный метод вытеснил ее. Носительницей системного метода стала милютинская геополитическая школа.

Теория русской военно-географической школы не абсолютизировала природно-географический, расовый, этнический и другие факторы пространства в качестве причин развития территориально-политических систем, а рассматривала их в совокупности с результатами экономической и духовной деятельности.

Строго говоря, военная геополитическая школа, более известная под названием милютинской, родилась почти одновременно со славянофильской. Д.А. Милютин (1816-1912) стал отцом русской геополитики, поскольку впервые оформил ее как самостоятельную науку («Критическое исследование значения военной географии и военной статистики», «Первые опыты военной статистики» и др.) В 1861 г. генерал Милютин стал военным министром Российской империи, занимал эту должность в течение 20 лет.

Основной тезис его геополитической концепции сформулирован на основе политической географии: из всех белых рас русский народ находится в наименее благоприятных климатических и географических условиях. Следовательно, Россия постоянно будет прорываться к солнцу и теплой воде в силу своего местоположения. География России диктует именно такую геостратегию.

Исходя из этого, Д.А. Милютин сформулировал следующие геополитические приоритеты России. Прежде всего, это укрепление южного направления, которое является самым незащищенным для русского государства. Это тысячи километров голых степей, без гор и рек, то есть естественных преград. При этом южное направление (район Средней Азии) имеет для России важнейшее стратегическое положение. Средняя Азия это пространство между Каспием и Памиром, между сибирскими равнинами и горами Афганистана. Большую часть ее занимает Туранская низменность. Важнейшее геополитическое положение Средней Азии определяется следующими обстоятельствами: это стык мировых культур, экономик, а значит и политических интересов. (Важнейший цивилизационный треугольник Памир - Индия - Персия). Здесь проходил Великий шелковый путь, связывающий народы ЮВА со странами Средиземноморья Европы, Китай и Индию с Ближним Востоком.

В XIX в. в борьбу с Россией на южном направлении активно включились Британская империя и Турция. Англия как основная океанская держава охватывала южные побережья, активно колонизировала Индию, современный Пакистан, внедрялась в Иран, а затем ввела свои войска в Афганистан. Параллельно сотни британских разведчиков наводняли города Средней Азии, обучали и вооружали местные феодальные армии, подкупали местные элиты.

Чтобы эффективно сдерживать Англию на южном направлении, с точки зрения Д.А. Милютина, России должна в Европе и на Ближнем Востоке установить союз с Германией, Францией, направленный против Англии. Разместить в Средней Азии войска, занять исходные позиции, с которых угрожать Индии - основе могущества Британии. Отметим также еще одно важное звено милютинской геополитической системы безопасности России на южном направлении. Иран и Китай являются естественными союзниками России. Им Россия должна гарантировать безопасность.

Свои усилия Россия должна направить так же на вытеснение из Европы Турции и создание Балканской конфедерации под общим покровительством России. Проливы должны получить нейтральный статус.

Как известно, Милютину удалось реализовать не только Среднеазиатский проект, но и осуществить освободительную миссию России на Балканах.

Значительный вклад в разработку концепции обеспечения безопасности России и защиты ею своего пространства внес В.П. Семенов-Тян-Шанский (1861-1927). «О могущественном территориальном владении применительно к России», 1915. Основная проблема России в области контроля за своим пространством - растянутость и резкие перепады в степени освоения центра и периферии. Такую территорию можно сохранить только в том случае, если удастся подтянуть периферию по плотности населения, развитию инфраструктуры до уровня центра. Сделать это можно двумя способами. Первый - перенести столицу в Екатеринбург. Центр политической жизни нужно максимально подтянуть к географическому. Второй - создать в азиатских владениях культурно-экономические центры ускоренного развития: Урал, Алтай с горной частью Енисейской губернии, Горный Туркестан с Семиречьем, Кругобайкалье.

В конце ХХ в. эти идеи звучат весьма актуально, поскольку в настоящее время какой-либо продуманной программы в отношении Восточных районов страны не имеется. А эти районы испытывают колоссальное демографическое давление со стороны Китая.

Наиболее мощной из всех русских школ геополитики является евразийская. Отчасти она совпадает с географической и цивилизационной школами геополитики, но не тождественна им. Возникло движение евразийцев в начале 1920-х гг. в среде русских эмигрантов в Софии, затем переместилось в Чехославакию, а затем в Берлин. Основатели: лингвист и филолог Н.С. Трубецкой (1890-1938), географ и экономист П.Н. Савицкий (1895-1968), православный священик Г.В. Флороский (1893-1979), искусствовед П.П. Сувчинский (1892-1985). В этом движении принимали участие философ Л.П. Карсавин (1882-1952), историк Г. Вернадский (1887-1973), правовед Н.Н. Алексеев (1879-1964) и др. На позициях евразийства стояли многие известные представители русской политической консервативной мысли И.Л. Солоневич (1891-1953), И.А. Ильин (1882-1954)

Бесспорным лидером евразийского движения является П.Н. Савицкий (1895-1968), ученик Вернадского и П. Струве. Основные идеи евразийства изложены в его программной работе «Географические и геополитические основы евразийства», 1933.

Евразийцы были согласны с принципиальной постановкой проблемы цивилизационной школы: у России самобытный исторический путь, ее культура неразрывно связана с православием и по системе своих ценностей радикально отличается от западно-европейской. Однако считали, что культура России не славянская, а евразийская, т.е. основана на синтезе культур славянской и азиатской и именно эта культура связывает все проживающие этносы на данном пространстве. Россия - как геополитическая реальность это не Европа и не Азия. Это самостоятельный мир - Евразия, особая континентальная цивилизация, которая синтезировала мировую культуру (арийско-славянскую, тюркскую, православную) на этих пространствах (от западных границ Польши до китайской стены). Возглавляет этот особый культурный мир Россия.

В отличие от представителей славянофильской школы евразийцы не считали русских ответвлением восточных славян. С их точки зрения, русские особое имперское этническое образование. Свою геополитическую самостоятельность и духовную независимость от германского мира Россия приобрела благодаря военно-политическому союзу с монголо-татарами. Россия продолжила дело монгольских ханов, она объединила земли русские, а затем и земли татарские, азиатскую степь и европейский лес и создала нечто цельное, оригинальное - Евразию. (XV в.). В этом смысле Россия не является продолжением киевской Руси.

Евразийское государство выстраивается сверху вниз в согласии с определенной духовной идеей, которая придает духовно-созидательный импульс глобального исторического делания, стремление к политическому объединению, к внутреннему единству, общему делу. Принудительно-государственные начала в социальной жизни диктуются географическим положением России. Российская безопасность может быть гарантирована только воинской повинностью, а из всех несвобод воинская является первейшей. Именно в этом основная причина авторитарности российской власти. Кроме того, населяющие Евразию социально-этнические общности имеют существенные культурологические различия и геополитические ориентации. Выдержать глобальную конкуренцию и остаться самостоятельным центром силы Евразийское пространство способно только при условии объединения и управления разнородных социально-этнических образований из единого центра.

Несмотря на авторитарный характер власти, России свойственна величайшая национальная и религиозная терпимость в социальной жизни. Эту черту российского государства отмечали все представители русской цивилизационной школы геополитики. Отказ от терпимости свидетельствует, с их точки зрения, о внутреннем разложении российской государственности.

Россия в качестве лидера евразийского пространства является оплотом не только европейско-азиатского, но и вселенского мира и равновесия. Расчленение этого организма превратят Россию в вечный источник войн. Державы всего мира будут вкладывать свои деньги, стратегические расчеты во вновь возникшие малые государства, станут соперничать друг с другом, будут покушаться на захват неустроенных и незащищенных новообразований. Таким образом, если исчезнет этот оплот европейско-азиатского мира и равновесия то «в эпоху разложения, брожения, гниения будет втянута вся вселенная» (И. Ильин).

С точки зрения евразийцев, Росси противопоказано активное участие в мировом океаническом хозяйстве, поскольку она практически не имеет выходов в Мировой океан. Протяженное арктическое побережье не может использоваться в мировой торговле. Вхождение в мировой океанический обмен грозит разрушением ее национальной экономики. Сохранить свою независимость Россия способна посредством создания собственной автаркической экономики и развития связей с континентальными государствами, имеющими сходные условия для социально-экономического развития. Огромные размеры и колоссальные природные ресурсы позволяют ей быть экономически самодостаточной, но не богатой. Таким образом, с точки зрения евразийства, бедность России не имеет отношения к ее политическому строю. Она обусловлена географическим положением и ее геополитической ролью.

Геополитическая доктрина евразийцев эта прямая антитеза антлантизму. И хотя евразийцы не были обласканы советским руководством, тем не менее, последнее постоянно следовало евразийскому курсу, но никогда не заявляло об этом открыто, облекая евразийские идеи в марксистско-ленинскую лексику. То есть советский режим предпринимал такие геополитические шаги, которые необходимо было делать из понимания своего объективного положения, что СССР - это Евразия.

Мощный интеллектуальный идеи евразийцев получили в настоящее время, благодаря трудам Л.Н. Гумилева (1912-1992). Основная идея Л.Н. Гумилева сводится к тому, что история определяется не социально-экономическими интересами и сознательными решениями. Глобальные исторические закономерности кроются в этнической стихии человечества. Этнос является основным действующим лицом истории. Этносы отличаются друг от друга стереотипами поведения, которые человек усваивает в первые годы жизни от родителей, сверстников, а затем использует всю жизнь. В этносе в отличие от общества господствуют не сознательные решения, а ощущения и условные рефлексы.

Когда появляется определенное число людей, представляющих тот или иной этнос, наделенных избыточной энергией (пассионарностью), усилия этноса направляются на достижение определенной цели. Становится возможным формирование суперэтноса, состоящий из отдельных, близких друг другу по поведению и культуре этносов, политически организованного на имперских принципах. Когда пассионарность падает ниже критической черты, этнос исчезает, либо ассимилируется, врастая в новые этносы, либо остается в виде этнических реликтов.

Поскольку существуют разные уровни пассионарности, различные ландшафты земли, требующие специфического приспособления, слияние всего человечества в один гигантский суперэтнос, где будут торжествовать общечеловеческие ценности, вряд ли возможно. Если же это слияние произойдет, то восторжествуют не общечеловеческие ценности, а этническая доминанта какого-то конкретного суперэтноса.

Таким образом, из геополитической концепции евразийства следуют вполне конкретные выводы. Евразийская теория, так же как и цивилизационная стоит на позициях многополярности мировой истории. При этом, что касается евразийского пространства, то именно русское государство способно более гармонично осуществлять культурно-стратегический контроль над ним. Культурная ограниченность западной цивилизации с ее полным непониманием культуры Востока при попытке распространить свое влияние над Степью ведет лишь к конфликтам и потрясениям.

Отметим также, что согласно вышеизложенным идеям, происходит постоянное смещение центров мировой политики. Новый пассионарный толчок способен резко менять культурную и политическую карту планеты.

В настоящее время последователи евразийства называют свою теорию континентализмом. Ими создан «Новый Университет», «Центр геополитических экспертиз», общественно-политическое движение «Евразия».

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Геополитика: теория, методология, практика
І. Основы геополитики1. Введение в геополитику2. Континентальная (немецкая) школа геополитики 3. Атлантическая школа» геополитики 4. Основные течения русской школы геополитики Цивилизационная теория геополитикиЕвразийская школа геополитики«Неоевразийство». Гумилев Л.Н. (1912-1992). 5. Основные течения геополитики второй половины XX в. 6. Россия в новой системе геополитических отношений.Основы геополитики современной России7. Геополитические процессы в постсоветском пространстве8. Место США в системе геополитических отношений9. Дальний Восток в системе геополитических отношенийІІ. Геополитика: теория, методология, практика1. Введение в геополитикуПричины возникновения геополитического метода. Определение объекта геополитикиСтруктура геополитического знанияЗаконы и категории геополитикиМетоды исследования геополитических процессов2. Формирование основных школ геополитикиОсновные положения континентальной школы геополитики.3. Содержание геополитических процессов второй половины XX в4. Россия в новой системе геополитических отношенийГеополитическое положение советского государстваПричины геополитического распада исторической РоссииКаковы геополитические последствия распада СССР? 5. Геополитическое положение России в постсоветском пространстве6. Геополитические процессы в современном миреГеополитика СШАДальний Восток в системе геополитических отношений