var div_970x90 = [[970, 90],[728, 90]]; var div_336x280 = [[250,250],[300,250],[320,170],[320,200],[320,250],[336,280]]; var div_300x600 = [[240,400],[240,600],[250,250],[300,250],[300,300],[300,320],[300,400],[300,500],[300,600]]; var div_650x333 = [[336,280],[580,332],[580,333],[650,333]]; googletag.cmd.push(function() { var map650x333 = googletag.sizeMapping().addSize([992, 0], div_650x333).addSize([0, 0], [[336,280]]).build(); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_336x280_top', div_336x280, 'div-336x280_top').addService(googletag.pubads()); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_336x280_1', div_650x333, 'div-336x280_1').defineSizeMapping(map650x333).addService(googletag.pubads()); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_336x280_2', div_336x280, 'div-336x280_2').addService(googletag.pubads()); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_336x280_3', div_336x280, 'div-336x280_3').addService(googletag.pubads()); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_336x280_btm', div_650x333, 'div-336x280_btm').defineSizeMapping(map650x333).addService(googletag.pubads()); googletag.pubads().enableSingleRequest(); googletag.pubads().collapseEmptyDivs(); googletag.enableServices(); }); googletag.cmd.push(function() { // not render hided ads according grid css var map300x600 = googletag.sizeMapping().addSize([768, 0], div_300x600).addSize([0, 0], []).build(); var map970x90 = googletag.sizeMapping().addSize([992, 0], div_970x90).addSize([768, 0], [[728, 90]]).addSize([0, 0], []).build(); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_970x90', div_970x90, 'div-970x90').defineSizeMapping(map970x90).addService(googletag.pubads()); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_970x90_btm', div_970x90, 'div-970x90_btm').defineSizeMapping(map970x90).addService(googletag.pubads()); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_300x600', div_300x600, 'div-300x600').defineSizeMapping(map300x600).addService(googletag.pubads()); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_300x600_sticky', div_300x600, 'div-300x600_sticky').defineSizeMapping(map300x600).addService(googletag.pubads()); googletag.defineSlot('/21931593928/vuzlit_rich', [1, 1], 'div-rich').addService(googletag.pubads()); googletag.pubads().enableSingleRequest(); googletag.enableServices(); });

Уголовно-процессуальные средства возмещения вреда потерпевшему

Понятие и основные способы возмещения вреда потерпевшему

На предварительном следствии просьба гражданского истца о принятии мер, обеспечивающих заявленный иск, может быть выражена при допросе, в исковом заявлении, оформлена в виде ходатайства. В ней могут содержаться требования как общего характера безотносительно к тому, каким образом действовать, так и указания на конкретных лиц, которые, по мнению потерпевшего, несут материальную ответственность за причиненный ущерб, и места, где может храниться имущество, деньги, ценности, подлежащие взысканию, и др.

Независимо от того, поступила ли от истца просьба о возмещении ему ущерба, следователь при наличии достаточных данных о причинении преступлением материального вреда обязан принять меры обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска. К таким мерам относятся действия следователя, направленные на:

  • а) установление лиц, несущих материальную ответственность запричиненный вред;
  • б) розыск имущества, подлежащего взысканию;
  • в) наложение ареста на это имущество;
  • г) принятие мер по его сохранности с тем, чтобы судебный исполнитель мог реально задействовать имущество ответчика для возмещения вреда при удовлетворении иска приговором суда.

Ненадлежащее или несвоевременное исполнение этих действий ведет к ущемлению законного интереса пострадавшего, связанного с возмещением ущерба от преступления.

Эффективность деятельности по обеспечению возмещения имущественного вреда определяется тем, насколько быстро и полно изымается похищенное, насколько стоимость имущества обвиняемого, на которое наложен арест, соотносима с вредом, причиненным потерпевшему.

Результатом совершения большинства преступлений является наступление вредных изменений в охраняемых уголовным законом общественных отношениях. Такие изменения в теории уголовного права принято именовать преступным результатом. Последний по характеру может быть в виде морального, физического либо имущественного вреда.

Определение характера и размера причиненного преступлением имущественного вреда является одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Кроме того, характер и размер вреда, причиненного преступлением, имеет значение и для индивидуализации ответственности.

Под имущественным вредом следует понимать совокупность объективно происшедших в результате совершенного преступления негативных изменений в имущественной сфере физического или юридического лица.

Однако, некоторые ученые вместо термина «имущественный вред» используют такой термин как «имущественный ущерб». Так, В. И. Швецов, используя данный термин, дает ему определение: «Имущественный ущерб означает лишение гражданина принадлежащих ему материальных благ, имущества, ценностей, денег».

В словаре русского языка С. И. Ожегова под ущербом понимается потеря, убыток, урон. В толковом словаре В. Даля ущерб - утрата, убыль, умаление.

В УПК РСФСР наряду с термином «имущественный вред» (ст. 53 УПК РСФСР) использовался термин «материальный ущерб» (ст.ст. 30, 54 УПК РСФСР), что приводило к спорам среди ученых-процессуалистов о том, тождественны ли данные термины или нет. УПК РФ избежал подобного, по нашему мнению, раздвоения в терминологии, так как в нем нашел закрепление только термин «имущественный вред». Представляется, что данное обстоятельство является одним из плюсов УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР.

Еще юристы Древнего Рима в понятие имущественного вреда включали два элемента: 1) dumnum emergens - положительные потери, то есть лишение того, что уже входило в состав имущества данного лица; 2) lucrumcessans - или, говоря другими словами, непоступление в имущество определенного лица тех ценностей, которые должны были поступить при нормальном течении обстоятельств (при отсутствии обстоятельства, послужившего основанием возмещения).

Как известно, имущественный вред, в общеправовом значении, находит свое выражение в определенных убытках. Законодательное определение убытков содержится в ч. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ: «Под убытками понимаются расходы, которое лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)».

Что касается использования некоторыми процессуалистами понятия «имущественный ущерб» вместо закрепленного в законе термина «имущественный вред», то данная точка зрения представляется нам неверной, так как ведет к появлению терминов, дублирующих друг друга по своему смыслу.

В рамках уголовного процесса подлежит возмещению лишь реальный имущественный вред, причиненный преступлением, сугубо гражданско-правовые категории (например, упущенная выгода) установлению не подлежат и должны возмещаться в порядке гражданского судопроизводства. Данная позиция законодателя представляется правильной, так как в противном случае значительно сложнее будет решать задачи, стоящие перед уголовным судопроизводством, может серьезно затянуться процесс, усложненный постановкой и решением несвойственных для него гражданско-правовых вопросов.

В силу установившейся следственной и судебной практики признается правомерным предъявление в уголовном процессе права на возмещение ущерба, который исчисляется из имущественного и физического вреда, причем последний рассматривается с точки зрения причиненного как его следствие материального ущерба (об этом было сказано выше).

При производстве по каждому уголовному делу наряду с другими обстоятельствами, подлежащими доказыванию, в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ доказыванию подлежат характер и размер вреда, причиненного преступлением. Применительно к имущественному вреду установление характера и размера вреда, причиненного преступлением, имеет очень большое значение, ибо от этого будет зависеть степень ответственности виновных лиц и мера наказания, которая им будет назначена. Так, причинение в результате совершенного преступления значительного ущерба гражданину служит квалифицирующим признаком для целого ряда составов преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, таких как: кража, мошенничество и т.д. (ст.ст. 158 ч. 2 п. «Г», 159 ч. 2 п. «Г» УК РФ). Совершение, например, тех же и ряда других преступлений в крупном размере также является квалифицирующим признаком, в результате чего соответственно ужесточается возможное за их совершение наказание (ст.ст. 158 ч. 3 п. «Б», 159 ч. 3 п. «Б» УК РФ). И, наоборот, даже если противоправные действия (бездействие) лица формально будут содержать признаки какого-либо преступления, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности, эти действия не являются преступлением, (ст. 14 ч. 2 УК РФ). То есть, в случае причинения в результате противоправных действий малозначительного имущественного вреда лицо, его причинившее, не будет привлекаться к уголовной ответственности.

Таким образом, в понятие вреда потерпевшему, о возмещении которого в уголовном процессе может идти речь, включаются, как мы полагаем, причиненный преступлением потерпевшему, непосредственный вред в его имущественном и денежном выражении, а также переложенные на деньги расходы по восстановлению деловой репутации.

В уголовном судопроизводстве определенное значение имеет и размер причиненного преступлениями вреда. Размер вреда характеризует степень общественной опасности совершенного деяния и лица его совершившего, тем самым оказывая влияние на квалификацию преступления и на ответственность лица, совершившего это преступление. Под размером следует понимать его денежное выражение, а также восстановление в правах (в том числе в глазах общества, если вред причинен деловой репутации).

Установление характера и размера причиненного преступлением вреда является обязанностью следователя, лица, производящего дознание, и суда. Они обязаны не только устанавливать характер и размер вреда, но и принимать все меры к возмещению вреда и социальной справедливости в полном объеме.

Что касается самого процесса возмещения причиненного преступлением вреда, он, на наш взгляд, характеризуется следующими признаками. Это, прежде всего, определенная деятельность по восстановлению материального положения пострадавшего от преступления лица. Совершаемые при этом действия могут носить процессуальный, оперативно-розыскной и исполнительно-распорядительный характер. К тому же обращает на себя внимание то обстоятельство, что на возможность и необходимость их производства указывается непосредственно в уголовно-процессуальном законодательстве.

Отсюда нетрудно заключить, что возмещение причиненного преступлением вреда есть уголовно-процессуальная деятельность, и все возникающие при этом вопросы должны разрешаться соответствующим законодательством. Именно на это постоянно ориентируются и судебные органы.

В качестве другого наиболее характерного свойства возмещения причиненного преступлением вреда выступает то, что на его осуществление уголовно-процессуальным законом уполномочены строго компетентные должностные лица органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, наделенные к тому же властными полномочиями. Их деятельность носит сугубо официальный характер и выполняется ими, прежде всего, в силу своих служебных обязанностей, вне зависимости от волеизъявления потерпевших. Последние могут принимать участие в такой деятельности только в пределах предоставленных им уголовно-процессуальным законом полномочий и под контролем правоохранительных органов.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством возмещение причиненного преступлением вреда может осуществляться в форме гражданского иска, реституции, возложения обязанности загладить причиненный ущерб и взыскания его по инициативе самих судебных органов. Все отмеченные формы возмещения причиненного преступлением вреда находятся между собой в определенном отношении и взаимной зависимости. Наиболее простым и вместе с тем эффективным способом возмещения имущественного вреда является реституция. Но если, к примеру, похищенную вещь не представляется возможным возвратить ее владельцу, то в свои права, как правило, вступают другие формы возмещения материального ущерба, чаще всего исковое производство. Причем инициатором последнего, наряду с лицом, понесшим вред от преступления, должен выступать и прокурор. Две последние из указанных форм возмещения причиненного преступлением вреда могут иметь место лишь при отсутствии реституции и гражданского иска.

Среди всех названных форм возмещения причиненного преступлением вреда (как имущественного, так и неимущественного) первенство неизменно принадлежит гражданскому иску.

«Иск, -- указывает В. Г. Даев, -- это проявление деятельности, направленной на возникновение процессуальных отношений и облеченной всегда в процессуальную форму». Отсюда, считая исковое производство одной из урегулированных уголовно-процессуальным законом форм деятельности по возмещению причиненного преступлением вреда, правильной представляется трактовка гражданского иска в уголовном процессе как «всей совокупности процессуальных действий и отношений уполномоченных законом субъектов, которые возникают при предъявлении, обеспечении и поддержании имущественных и неимущественных притязаний лица или органа, понесшего от преступления вред, на его возмещение». Выраженные в исковом заявлении притязания (требования) есть движущее начало всей такой деятельности. Вместе с тем оно в известной мере выступает в качестве своеобразного ориентира предстоящей деятельности следственно-прокурорских и судебных органов по возмещению причиненного преступлением вреда, определяет ее цель, объем, характер и способ осуществления.

В качестве одной из возможных форм возмещения причиненного преступлением имущественного вреда выступает реституция в уголовном процессе. Эта форма известна уголовно-процессуальному законодательству с момента его возникновения.

Термин «реституция» в переводе с латинского означает восстановление, привод в первоначальное, исходное состояние. До последнего времени рассматриваемая категория продолжает использоваться преимущественно применительно к сферам гражданского и международного права. Между тем она уже давно завоевала свое признание и в области уголовно-процессуальных правоотношений (С. Александров, В. Даев, 3. Зинатуллин, А. Мазалов, В. Понарин, Н. Якубович и др.). В уголовном процессе реституция как раз и означает восстановление существовавшего до совершения преступления материального положения пострадавшего от него лица.

Вопрос о том, что входит в содержание реституции, в процессуальной литературе является дискуссионным. По мнению А. Мазалова, реституция сводится только к возврату вещественных доказательств, среди которых основное место занимают непосредственно похищенные в результате преступления материальные ценности. В. Панарин содержание реституции расширяет, полагая, что она может заключаться не только в возврате потерпевшему похищенного у него имущества, но и в возможности замены такого имущества другим, в стоимостном выражении существенно не отличающимся от похищенного, а также денежной компенсацией. С. Александров определяет реституцию как «натурное восстановление материального состояния, нарушенного преступлением». При этом под «натурным восстановлением» подразумевается возвращение только утраченных в результате преступления материальных ценностей.

При определении реституции следует, на наш взгляд, учитывать преследуемую соответствующей деятельностью по возмещению причиненного преступлением ущерба цель, какой является восстановление в полном объеме имущественных прав потерпевшего от преступления лица. Преимущества реституции перед другими формами возмещения имущественного вреда как раз и видятся в быстроте восстановления уменьшенных преступлением материальных благ потерпевшего. Быстрое и полное возмещение вреда позволяет использовать предметы по своему назначению и извлекать выгоду, получать определенные доходы, особенно, если материальные ценности являются собственностью юридических лиц, деятельность которых связана с выпуском продукции и другой коммерческой деятельностью.

Учитывая изложенное, полагаем, что под реституцией в уголовном судопроизводстве следует понимать не только возврат непосредственно похищенного имущества, но и все случаи возмещения причиненного преступлением имущественного вреда в его натуральном, естественном выражении. Такое понимание реституции полностью отвечает интересам пострадавших от преступления. Потерпевший, как нам думается, больше заинтересован в том, чтобы его нарушенное право как можно быстрее было восстановлено, чем ждать, чтобы ему возвращалось именно свое, то, что непосредственно вышло из его правомерного владения. Тем более, что если качество данной вещи, как это бывает часто, уже ухудшилось.

Каждая из существующих форм возмещения причиненного преступлением вреда имеет важное значение для успешного осуществления задач уголовного судопроизводства. Причем выполнение данных задач не ставится в прямую и полную зависимость от волеизъявления лиц, потерпевших от преступления, а проводится в порядке обязанности действующих в уголовном процессе специально уполномоченных лиц и органов. Ее содержание характеризуют мероприятия, которые необходимо выполнить правоохранительным органам по возмещению причиненного преступлением вреда.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >