Ответственность без вины в гражданско-правовых обязательствах

Особенность гражданско-правовой ответственности, отличающая ее от уголовной, состоит в том, что гражданское право предусматривает отдельные случаи безвиновной ответственности, когда причинитель отвечает за случайное причинение ущерба.

К пониманию ответственности без вины существует два подхода. В рамках первого утверждается, что «ответственность без вины» на самом деле не ответственность, а особый случай, отличный от ответственности способ восстановления имущественного положения, лица пострадавшего от правонарушения. Г.К. Матвеев пишет: «Случаи безвиновной ответственности можно было бы не именовать ответственностью, а говорить лишь об обязанности возместить вред». Другие авторы настаивают на том, что возмещение убытков или уплата неустойки невиновным правонарушителем - это именно ответственность, а не какое - либо другое правовое явление. Для того, чтобы правильно разрешить этот вопрос необходимо вернуться к понятию гражданско-правовой ответственности.

Значение вины как обязательного субъективного условия гражданско-правовой ответственности постепенно стало убывать за счет увеличения числа случаев, когда невиновность не освобождает от ответственности, вместо нее основанием освобождения от ответственности признается непреодолимая сила. Это означает, что ответственность в подобных случаях возлагается независимо от вины и поэтому допускается ответственность без вины. Но примерно до середины ХХ века в странах континентальной Европы и до начала 90-х годов в России ответственность «за вину» была более распространена, чем ответственность без вины. Естественно, что в таких условиях в цивилистической литературе большее внимание уделялось исследованию ответственности «за вину».

Однако ответственность без вины также привлекала пристальное внимание ученых. В 1914 году в Санкт-Петербурге была опубликована работа, специально посвященная ответственности без вины - академическая речь «Ответственность без вины в гражданском и уголовном праве», принадлежащем перу немецкого цивилиста К. Адлера. Впоследствии тема ответственности без вины постоянно присутствовала в исследованиях советских и российских цивилистов, работающих по проблемам гражданско-правовой ответственности, однако, специальных работ, посвященных ответственности без вины, больше не издавалось.

Примерно с середины ХХ века тенденция к расширению сферы применения ответственности без вины в странах континентальной Европы значительно усилилась. Одним из проявлений этой тенденции явилось отсутствие понятия «вина» в Венской Конвенции 1980 года «О договорах международной купли - продажи товаров», в которой участвовали страны не только англо- американской, но и континентальной системы права, в том числе и Россия. В России усиление этой тенденции было обусловлено началом экономической реформы в середине 80-х годов. Однако особенно заметным оно стало с принятием Гражданского Кодекса Российской Федерации. В соответствии с правилом, содержащимся в п. 3 ст. 401, лицо, нарушившее свои договорные обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности, освобождается от ответственности в случае действия непреодолимой силы. Значение этого правила для российского гражданского права трудно переоценить, поскольку оно создало возможность ответственности без вины не в каких-либо частных случаях, как было прежде, а существенной по объему и по значимости договорных обязательств вообще. Эти факторы обусловливают высокую степень научной и практической актуальности исследования ответственности без вины.

Казалось бы, общепринятое представление о вине как о субъективном условии гражданско-правовой ответственности, отраженное во всех учебниках гражданского права, является совершенно очевидным и бесспорным. Однако очевидность скрыта сложнейшая теоретическая и практическая проблема ограничения вины от противоправности и причинной связи как субъективных и объективных условий гражданско-правовой ответственности.

Ответственность без вины можно условно назвать «ненормативной». При понимании вины как умысла или неосторожности «ненормативная» ответственность без вины, как правило, невозможна, поскольку вина сохраняет самостоятельное значение субъективного условия ответственности. Исключение составляют лишь случаи ответственности организаций. При понимании вины как непринятия правонарушителем всех зависящих от него мер для надлежащего исполнения договорного обязательства либо для предотвращения причинения вреда «ненормативная» ответственность без вины организаций исключена, однако такое понимание вины охватывает только неосторожность, но не умысел, что не соответствует законодательству. Наиболее удачно определение вины в п. 1 ст. 401 ГК РФ, сочетающее в себе оба подхода к пониманию вины, «психологический» и «поведенческий», поскольку его применение на практике полностью исключает «ненормативную» ответственность без вины.

Вина как субъективное условие ответственности может быть только «своей» для правонарушителя, «чужая» вина условием его ответственности быть не может. Поэтому то, что называют ответственностью «за чужую вину» (ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами), на самом деле есть ответственность без вины.

В современном гражданском праве России ответственность независимо от вины предпринимателей, в т. ч. профессиональных хранителей, изготовителя и продавца товара, исполнителя работы перед потребителем, владельцев источников повышенной опасности основана на высоком критерии неосторожности и соответствует ответственности за custodia (т. е. обязанность соблюдать наивысшую заботливость) по римскому праву. Такой вывод следует из того, что в ч. 2 ст. 401 ГК РФ устанавливается, что наличие вины лица определяется исходя из той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась по характеру обязательства и условием оборота, а то, что от названных выше лиц требуется не обычная, а повышенная степень заботливости и осмысленности, подтверждается закреплением в п. 3 ст. 401 ГК РФ, ст. 1079 и другими статьями ГК, регулирующих их ответственность, в качестве основания освобождения от ответственности не случая (как при ответственности среднего критерия неосторожности), а непреодолимой силы. Установление для них высокого критерия неосторожности связано с характером тех особых видов деятельности, которыми они занимаются и которые, безусловно, требуют повышенной внимательности и осмотрительности. Если эти субъекты соответствуют тем требованиям, которые предъявляются к ним со стороны высокого критерия неосторожности, то возлагаемая на них ответственность, представляющаяся ответственностью без вины с точки зрения среднего критерия, для них оказывается условностью, т. к. на самом деле это ответственность «за вину». Такую условную ответственность без вины можно назвать «нормативной», поскольку она допускается нормативным актом или договором.

Если же субъекты, к которым право предъявляет повышенные требования, по индивидуальному уровню развития не соответствуют им, то их ответственность наступает при условном наличии вины, т.к. другие, соответствующие этим требованиям субъекты, действуют в аналогичной ситуации виновно. Фактически же это ответственность без вины, которая также является «нормативной».

Аналогичная ситуация может складываться и при применении начала вины. Когда правонарушитель по уровню развития не отвечает среднему критерию неосторожности, но при этом не является недееспособным, меры ответственности возлагаются на него при условном наличии вины, поскольку обычный человек, отвечающий требованиям среднего критерия, поступая таким образом, действует виновно. Ответственность при условном наличии вины есть, на самом деле, «ненормативная» ответственность без вины, поскольку противоречит началу вины.

Из изложенного следует, что понятие вины представление о степенях такой ее формы, как неосторожность, - относительны. Отсюда и ответственность без вины также относительна.

Вопрос об основаниях освобождения от ответственности вообще, как «за вину», так и без вины, является чрезвычайно важным. Ею важность обусловлена тем, что по основаниям освобождения от ответственности в определенной мере можно судить об особенностях того вида ответственности («за вину» или без вины), от которой они освобождают.

Если в сфере обязательств из причинения вреда основания освобождения от ответственности без вины всегда устанавливаются только законодательством, то в сфере договорных обязательств они устанавливаются как законодательством, так и договором сторон, поскольку в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ стороны договора вправе предусмотреть иные основания освобождения должника от ответственности без вины по сравнению с законодательными.

В некоторых случаях законодатель возлагает ответственность за гражданское правонарушение, состав которого слагается только из трех первых элементов - противоправного деяния, вреда и причинной связи, вне зависимости от того, имеется ли (доказан ли) четвертый элемент - вины причинителя (нарушителя). Принципиальная возможность такой «безвиновной» ответственности закреплена в п. 2 статьи 1064 ГК РФ. Также в ГК РФ предусмотрены и конкретные случаи такой ответственности, которые суть следующие:

  • 1) ответственность за последствия собственного заблуждения при совершении сделки стороны, по иску которой сделка признана недействительной, перед другой стороной в размере реального ущерба, причиненного фактом признания сделки недействительной, если только она не докажет, что заблуждение возникло по вине потерпевшей стороны (п. 2 статьи 178 ГК РФ);
  • 2) ответственность ломбарда за утрату и повреждение заложенных вещей (п. 4 статьи 358);
  • 3) ответственность должника за нарушение обязательств, возникших из предпринимательской деятельности (п. 3 статьи 401, кроме случаев, когда правонарушитель осуществляет предпринимательскую деятельность по производству сельскохозяйственной продукции и энергоснабжению - см. статьи 538 и 547 ГК РФ);
  • 4) ответственность продавца товара с гарантией качества за недостатки этого товара (п. 2 статьи 476);
  • 5) ответственность перевозчика за неподачу транспортных средств и за задержку отправления пассажира (п. 2 статьи 794 и статья 795);
  • 6) ответственность отправителя груза освобождаются за неиспользование поданных транспортных средств (п. 2 статьи 794);
  • 7) ответственность профессионального хранителя за утрату, недостачу или повреждение предмета хранения (п. 1 статьи 901, кроме случая охраны безнадзорного скота - статья 230 ГК РФ);
  • 8) ответственность банка за несохранность содержимого сейфа по договору хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа (п. 3 статьи 922);
  • 9) ответственность гостиницы за утрату денег, иных валютных ценностей, ценных бумаг и других драгоценных вещей постояльца, принятых гостиницей на хранение либо помещенных постояльцем в предоставленный ему гостиницей индивидуальный сейф (п. 2 статьи 925);
  • 10) ответственность доверительного управляющего за убытки, причиненные контрагентам по договору доверительного управления (статья 1022);
  • 11) ответственность Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований за вред, причиненный гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ (п. 1 статьи 1070);
  • 12) ответственность гражданина за вред, причиненный им жизни или здоровью, в момент, когда он был не способен понимать значения своих действий или не мог руководить ими (может быть возложена судом с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя, а также других обстоятельств дела) (статья 1078);
  • 13) ответственность владельца источника повышенной опасности (см.) за вред, причиненный таковым (п. 1 ст. 1079);
  • 14) ответственность лица, хотя и не являющегося владельцем источника повышенной опасности, но завладевшее им посредством противоправных действий за вред, причиненный этим источником повышенной опасности (п. 2 статьи 1079);
  • 15) ответственность продавца или изготовителя товара (исполнителя работы или оказывавшего услуги) за вред, причиненный жизни, здоровью, либо имуществу, вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), при условии приобретения потерпевшем товара (результата работы или услуги) в потребительских целях (статьи 1095 и 1098);
  • 16) ответственность за причинение морального вреда в случаях, когда таковой стал следствием
  • а) причинения вреда жизни или здоровью источником повышенной опасности,
  • б) незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ,

в) распространения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (статья 1100).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >