Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow География arrow Великий русский путешественник Николай Михайлович Пржевальский

Первое путешествие в Центральную Азию (монгольское)

Первое монгольское путешествие

доставило ему мировую славу.

Профессор Э.М. Мурзаев.

В ноябре 1870года Н.М. Пржевальский отправился в путь по Центральной Азии. Отныне с этим краем связана вся его дальнейшая жизнь. Маршрут первого путешествия проходил через Ганьсу, Ордос и Северный Тибет.

"В начале ноября 1870 года, - пишет Николай Михайлович,-прокатив на почтовых Сибирь, я и мой молодой спутник Михаил Александрович Пыльцов, прибыли в Кяхту, откуда должно было начаться наше путешествие по Монголии и сопредельным ей странам Внутренней Азии". После кратковременной остановки в Урге (ныне город Улан-Батор, столица МНР) решено было идти в Пекин, чтобы получить китайский паспорт. В январе 1871 года экспедиция пересекает пустыню Гоби. Из млекопитающих замечены лишь пищуха и дзерен. Мало птиц.

И вот впереди, далеко на горизонте, показались неясные очертания горного хребта. Пройдена тысяча вёрст (1067 километров). Словно в причудливом сне, при спуске с нагорья открылись внизу гряды высоких гор, отвесных скал, пропастей и глубоких ущелий, за ними виднелись густозаселённые долины Китая, по которым серебристыми змейками извивались многочисленные речки. Путешественники достигли города Калгана (Чжанцзякоу), расположенного в одном из проходов Великой Китайской стены, протянувшейся здесь по горам.

Н.М. Пржевальский изучает природу и быт населения юго-восточной окраины Монгольского нагорья. К середине июня экспедиция достигла северной излучины Хуанхэ. Начались Ордосские сухие степи, перемежающиеся с сыпучими песками пустынь. Особенно труднопроходимы пески Кузунчи. "Неприятное, подавляющее впечатление производят эти оголённые жёлтые холмы,-замечает Н.М. Пржевальский,-когда заберёшься в их середину, откуда не видно ничего, кроме песка и неба, где нет ни растения, ни животного, за исключением лишь желто-серых ящериц, которые, бродя по рыхлой почве, изукрасили её различными узорами своих следов. Недаром же местные монголы сложили несколько легенд про эти ужасные пески".

Но в мертвых, на первый взгляд, песках встречаются иногда зеленые оазисы, в которых растут кустарники и небольшие деревья. Здесь было найдено редчайшее крестоцветное растение - пугоний рогатый. Высотой оно более двух метров. Кусты пугония часто попадались по пути. А ведь до Пржевальского науке были известны лишь две небольшие веточки его. Хранились они в музеях Лондона и Штутгарта.

Ещё важнее для местных обитателей трава сульхир. Это колючее солянковое растение в конце сентября дает мелкие семена, из которых получают довольно вкусную муку. Её едят, заваривая чаем. Сульхир является также хорошим кормом не только для верблюдов, но и для лошадей и овец.

На южной окраине Монгольского нагорья Пржевальский впервые увидел аргали-крупного горного барана, прыгающего со скал 6-8 метровой высоты; здесь путешественники обнаружили и джейранов, или, как их называют монголы, хара-сульт (чернохвостых антилоп).

Осенью путешественники вступили в южную часть пустыни Гоби. Несколько дней караван шел по местности, по сравнению с которой пески Кузунчи теперь казались почти раем. Там хоть изредка встречались оазисы, а здесь в необъятном песчаном море совсем негде укрыться от палящих лучей солнца, от всюду проникающей пыли. "Раскаленная почва пустыни дышит жаром, как их печи,- пишет Н.М. Пржевальский.-Становится очень тяжело: голова болит и кружится, пот ручьём льёт с лица и со всего тела, чувствуешь полное расслабление и сильную усталость. Животные страдают не меньше нас. Верблюды идут, разинув рты, и облиты потом, словно водой; даже наш неутомимый пес Фауст бредет шагом, понурив голову и опустив хвост. Казаки, которые обыкновенно поют песни, теперь смолкли, и весь караван тащится молча, шаг за шагом, словно не решаясь передавать друг другу и без того тяжелые впечатления".

Но трудности перехода сулят впереди радость: скоро Алашаньские гора, там еще не был никто из исследователей!

В Алашаньских горах экспедиция проводит две недели. В горах обитает много животных, и Пржевальский самозабвенно отдается охоте. Природа великолепная!

Алашаньские горы поразили путешественников не столько разнообразием видов птиц и животных, сколько количеством. Особенно много было горных баранов, которых монголы называют куку-яманами. Часто встречались олени, кабарги. Наличие куку-яманов показывало, что близок Северный Тибет.

В первых год путешествия Н.М. Пржевальский намеревался проникнуть к берегам таинственного озера Кукунор. До Кукунора оставалось пройти уже не так много, однако обстоятельства складывались не в пользу путешественников.

Наконец накануне 1872 года караван достиг города Калгана. Первый этап экспедиции закончился. В Калгане и Пекине Пржевальский провел почти три месяца. Каждую свободную минуту Николай Михайлович использует для составления отчета о путешествии. Сделано уже немало: собраны богатые коллекции по зоологии и ботанике, проведены метеорологические наблюдения, накопился интересный материал о населении Южной Монголии, проведены астрономические определения местонахождения ряда пунктов.

Но вот получено разрешение китайского правительства на путешествие в Ганьсу, Кукунор, Тибет.

Пржевальский внимательно изучает флору края, и первый в науке дает описание растительности Восточного Нань-Шаня по вертикальным поясам. Самым замечательным растением здесь является ревень лекарственный. Высушенный корень ревеня вывозится отсюда в Пекин, Тянь-Дзин и оттуда в Европу.

Собирается большой гербарий, носохранять его трудно из-за чрезмерной влажности. Животный мир выглядел беднее по сравнению с растительным.

Крупных животных встречалось мало. Удалось обнаружить новый, неизвестный ученым вид рябчика. Привлек внимание путешественника великолепный свинцово-голубого цвета ушастый фазан, а также оляпка из отряда воробьиных, которая может плавать, нырять и даже ходить по дну горных речек в поисках пищи.

27 октября 1872 года экспедиция достигла озера Кукунор. Расположено оно неподалеку от окраинных гор Тибета. Озеро Кукунор, к которому так стремился путешественник, самый крупный бессточный водоем Центральной Азии. По современным данным, имеет длину 105 километров, ширину до 65 километров, наибольшую глубину 38 метров, площадь около 4,2 тысячи кв. километров. В озеро впадает 23 реки. Таким образом, Пржевальский подошел к порогу высочайшего в мире нагорья.

О близости Тибета говорили и трели тибетского жаворонка, который крупнее скворца, и появление пустынника тибетского, и обилие пищух. Часто на несколько квадратных вёрст почва до того была изрыта норами, что становилось невозможно ехать рысью на лошади. Сотни, тысячи пищух в хорошую погоду сновали во всех направлениях, торопливо перебегая от одной норы к другой, или сидели неподвижно, греясь на солнце. Орлы, сарычи, соколы, а также волки и лисицы ежедневно истребляли множество этих грызунов, но их плодовитость вознаграждала все потери.

Самым замечательным животным кукунорских степей путешественник считал кулана-дикого осла. Стада их от 10 до 50 голов, а иногда по нескольку сотен, встречались довольно часто.

Озеро и его окрестности изучаются путешественником в течение двух недель. В результате было составлено подробное гидрографическое описание кукунорской области, пополнены коллекции.

От озера Кукунор экспедиция направилась на равнины Цайдама. Здесь впервые Н.М. Пржевальский узнал от местных жителей о том, что в этом районе водятся дикие верблюды и дикие лошади. Однако добыть этих животных в данном путешествии не удалось.

В начале декабря, покинув Цайдам, экспедиция направилась в Тибет, намереваясь проникнуть к верховьям реки Янцзыцзян. Тибетское нагорье встретило путешественников сурово. Лишения и невзгоды, доставшиеся на долю путешественников, были не напрасными. Здесь они увидели множество животных. Тысячи стада яков, антилоп оронго и ада, большие стаи тибетских волков и корсаков встречались буквально на каждом шагу. За два с половиной месяца пребывания на Тибетском нагорье было убито 76 крупных животных. Здесь же в Тибете отпраздновали наступление 1873 года.

23 января участники экспедиции вышли к реке Янцзыцзян. До конечной цели путешествия-города Лхассы оставалось всего 27 дней пути. Был и проводник, отлично знавший туда дорогу. Но верблюды истощали так, что не могли идти дальше, часть из них пала, люди были тоже страшно измучены. Боясь утратить уже добытое, путешественники повернули назад.

Весну 1873 года экспедиция встречала снова на озере Кукунор. Здесь ведутся наблюдения за весенним перелётом птиц.

Более двух месяцев посвящают путешественники изучению животного и растительного мира в провинции Ганьсу. "Пребывание в этой стране,-удовлетворённо замечает Николай Михайлович,-было лучшим временем в нашей экспедиции по тому обилию научной добычи, какое нашли мы здесь как в растительном, так и в животном мире".

В обратный путь на Ургу путешественники пошли по кратчайшей дороге: через пустыню Алашань и середину Гоби.

Всё время, несмотря на любые обстоятельства, ведётся съёмка пути. Метеорологический журнал пополняется новыми данными. Описывается хребет Хурху. Бережно перекладывается бумажными листами в гербарной папке редкие растения пустыни. И на взводе ружьё: в горах Хурху водится большой и редкий зверь улан-яман-горный козёл, которого ещё нет в коллекции. Но всё больше хочется побыстрее миновать эти места.

5 сентября измученные путешественники достигли Урги.

Путешествие окончено! Результаты экспедиции были удивительны: пройдено около 12 тысяч километров пути, причём на половине этого расстояния проведена глазомерная съёмка; на карту нанесено огромное пространство Центральной Азии до верховьев Голубой реки, неизвестные ранее хребты, горы, реки, пустыни; определены абсолютные высоты Тибетского нагорья, в ряде пунктов измерено магнитное склонение и горизонтальное напряжение земного магнетизма, проведены регулярные метеорологические наблюдения. В привезённых коллекциях и гербариях 8200 экземпляров животных, птиц, растений. Собран богатейший материал о жизни народов, населяющих исследованную территорию.

Работа экспедиции получила высокую оценку. Географическое общество присудило Н.М. Пржевальскому золотую медаль, М.А. Пыльцову - малую золотую, а казакам-бронзовые. Международный географический конгресс наградил путешественника почётной грамотой, а французское министерство просвещения присудило ему золотой знак "Пальма академии". Николай Михайлович был произведён в подполковники Генерального штаба. Академия наук приобрела привезённые коллекции за 10 тысяч рублей.

Работая над книгой об исследовании Монголии, Н.М. Пржевальский уже думает о новом путешествии.

Лето 1875 года Н.М. Пржевальский проводит в смоленской тиши. К концу года написан второй том книги "Монголия и страна тангутов". Весну нового, 1876 года Пржевальский намеревался встретить уже в Центральной Азии.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Великий русский путешественник Николай Михайлович Пржевальский